Его личность говорила сама за себя.
9174
106
Уинстон Черчилль (Великобритания)

"Большим счастьем было для России, что в годы тяжелейших испытаний страну возглавил гений и непоколебимый полководец Сталин. Он был самой выдающейся личностью, импонирующей нашему изменчивому и жестокому времени того периода, в котором проходила вся его жизнь.

Сталин был человеком необычайной энергии и несгибаемой силы воли, резким, жестоким, беспощадным в беседе, которому даже я, воспитанный здесь, в Британском парламенте, не мог ничего противопоставить. Сталин прежде всего обладал большим чувством юмора и сарказма и способностью точно воспринимать мысли. Эта сила была настолько велика в Сталине, что он казался неповторимым среди руководителей государств всех времен и народов.

Сталин произвел на нас величайшее впечатление. Он обладал глубокой, лишенной всякой паники, логически осмысленной мудростью. Он был непобедимым мастером находить в трудные моменты пути выхода из самого безвыходного положения. Кроме того, Сталин в самые критические моменты, а также в моменты торжества был одинаково сдержан и никогда не поддавался иллюзиям. Он был необычайно сложной личностью. Он создал и подчинил себе огромную империю. Это был человек, который своего врага уничтожал своим же врагом. Сталин был величайшим, не имеющим себе равного в мире, диктатором, который принял Россию с сохой и оставил ее с атомным вооружением.

Что ж, история, народ таких людей не забывают" (Ч е р ч и л л ь У. Речь в палате общин 21 декабря 1959 года, в день 80-летия Сталина).
5 марта 2003 года исполняется 50 лет с официального дня смерти Сталина. След, оставленный Сталиным в истории человечества, настолько значим, а его вклад в развитие человечества настолько велик, что Сталин до сих пор остаётся самым выдающимся политиком не только XX века, но и современности. С этим считаются не только друзья, но и враги. Круглую дату со дня смерти Сталина отмечают практически во всём мире. Так, например, французская газета «Le Monde» посчитала необходимым номер газеты от 26 февраля 2003 года полностью посвятить 50–летию со дня смерти Сталина.

Следует отметить, что наше общество — если говорить о публичной политике и политической аналитике — за пятьдесят лет прошло путь от идолопоклонства перед Сталиным до порицания всего, что им было сделано: и как человеком, жившим среди себе подобных, и как государственным деятелем, от мысли, слова и подписи которого зависели судьбы миллионов других людей в разных странах мира в нескольких поколениях. Но Сталин не забылся, как того желали и желают многие. Не забылся вследствие того, что вся политическая реальность СССР и СНГ заставляет вспомнить и о нём лично, и о том деле, которому он служил; заставляет вспомнить под давлением заурядных каждодневных жизненных обстоятельств:

попробовал бы кто при нём не заплатить вовремя пенсии или зарплату;

попробовал бы кто при нём на наворованные деньги купить лимузин или построить особняк;

попробовал бы кто при нём сеять вражду и разжигать войну между народами СССР;

попробовал бы кто при нём в СССР проводить политику в интересах зарубежных правительств и международных мафий;

попробовал бы кто при нём шантажировать СССР кредитом или оружием иного рода;

попробовал бы кто при нём

Завещание Сталина
"Экономические проблемы социализма в СССР"
Korrektor
> попробовал бы кто при нём не заплатить вовремя пенсии или зарплату;

а никто и не пробовал
потому что в колхозах например пенсий не было, а вместо з/п - трудодни и натуроплата

> попробовал бы кто при нём на наворованные деньги купить лимузин или построить особняк;

некто г-н Корейко из "Золотого теленка" или папашка Володи Сидоренко из "Эры милосердия" имели реальных прототипов
Korrektor
Еще вот:
=попробовал бы кто при нём сеять вражду и разжигать войну между народами СССР; =
сам и посеял
=попробовал бы кто при нём шантажировать СССР кредитом или оружием иного рода; =
при нем холодная война и началась
egornsk
причем шатажировал никто иной, как Черчилль
egornsk
Вообще интересно читать как господа материалисты восхваляют заслуги этого интригана. А как же роль личности в истории? Или истмат уже не котируется?
Черный кот
С истматом - это к 770. Только он тут цитатами сыплет. Видимо в надежде не столько на знания, сколько на мнения. Индивидуальная такая штука знаете ли. Если честно не хотел в топ влазить, да вот корректор зацепил. Респект ему.
Черный кот
ЧК, попытайся объяснить приведённый мною факт, один маленький фактик на злобу дня:

Так, например, французская газета «Le Monde» посчитала необходимым номер газеты от 26 февраля 2003 года полностью посвятить 50–летию со дня смерти Сталина.

Что касается перечисленых пунктов, то они описывают скорее эмоциональное восприятие той эпохи. Ничего большего автор статьи не хотел этим сказать.

И напоследок такой лозунг, который мне в последнее время особенно нравится как в противовес требованиям бюджетников о повышении зарплаты:
Да здравствует сталинская политика планомерного снижения цен!, - от которого стало бы тошно и чиновникам, и олигархам, и большинству лидеров оппозиций (хотя бы потому, что они не обладают знаниями и политической волей, необходимыми для его воплощения в жизнь).
Korrektor
> Да здравствует сталинская политика планомерного снижения цен!, - от которого стало бы тошно и чиновникам, и олигархам, и большинству лидеров оппозиций (хотя бы потому, что они не обладают знаниями и политической волей, необходимыми для его воплощения в жизнь).

не знаю насчет сталинской, но в современной более-менее рыночной и открытой экономике в большинстве случаев снижение цен означает:

- либо застой в экономике, когда стагнирующий внутренний спрос вынуждает производителей снижать рентабельность, а следовательно - лишает их возможности инвестировать в модернизацию производства...

- либо демпинговую войну среди крупнейших игроков... победитель в этой войне получает возможность монопольного установления устраивающей его цены...

в оптимально развивающейся экономике наблюдается рост цен на товары, обусловленный опережающим (это уточнение важно) ростом доходов потребителей...
Одним из крайних проявлений антисталинской истерии стало утверждение, что Сталин якобы был параноиком. В качестве главного аргумента сторонники "версии" о невменяемости Сталина приводят байку о том, что такой диагноз якобы поставил "кремлевскому диктатору" академик В.М.Бехтерев, за что и был им отравлен. В свою очередь, основным подтверждением "подлинности" этого эпизода служит заявление внучки В.М.Бехтерева - Натальи Петровны Бехтеревой, сделанное ею в конце 80-х годов.

Однако в сентябре 1995 года в интервью газете "Аргументы и факты" (№39 (780). С.3.) Н.П.Бехтерева неожиданно сделала следующее сенсационное признание:

"- ... Кстати, действительно Владимир Михайлович Бехтерев вышел от Сталина и сказал, что тот - параноик, за что вашего деда и отравили?

- Это была тенденция объявлять Сталина сумасшедшим, в том числе с использованием якобы высказывания моего дедушки, но никакого высказывания не было, иначе мы бы знали. Дедушку действительно отравили, но из-за другого. А кому-то понадобилась эта версия. На меня начали давить, и я должна была подтвердить, что это так и было. Мне говорили, что они напечатают, какой Бехтерев был храбрый человек и как погиб, смело выполняя свой врачебный долг. Какой врачебный долг? Он был прекрасный врач, как он мог выйти от любого больного и сказать, что тот - параноик? Он не мог этого сделать"
Сталин - это возврат к традиционной имперской политике России. Вплоть до внешней атрибутики - погоны, форма, звания, крепостное право, школьная форма. Стали развивать бальные танцы, а вшколах преподавать английский язык, да ещё какой - оксфордский диалект мы все учили (англичане и , особеннон, американцы, говорят, очень его не любят). Ходят слухи, что он искал пути, как провозгласить себя монархом, Тарле ему даже лекции по истории читал. А ленинскую гвардию он почти всю перестрелял как бешеных собак. Однако не было соответствующих людей, способных сформировать новое дворянство, увы.
Русских он боялся. Всё держалось на страхе и на отборе худших во власть, но лояльных - вот главные ошибки. Говорить, что в его время было хорошо жить может только тот, кто тогда не жил, либо человек с очень своеобразной психикой.
Signature
А мне так думается, что в любой экономики снижение цен на товар означет его избыток. Если рассматривать цены как ограничители на потребление, то получается, что если товаров досточно много, то цена на них должна уменьшаться (в предельном варианте до нуля)
А чем выше качество управление, тем меньше издержек приходится оплачивать производителю, тем у него больше возможностей снижать цену на свою продукцию, т.е. быть более конкурентноспособным.
Spirit
Друг мой, а откуда Вы всё это знаете, я конечно понимаю, что ветеран, но ведь не 1-ой Мировой .))
Korrektor
Круглую дату со дня смерти Сталина отмечают практически во всём мире
Также как годовщину бомбежки Хиросимы или "11 сентября".
Korrektor
> А мне так думается, что в любой экономики снижение цен на товар означет его избыток.

конечно избыток... избыток предложения товара по данной цене...

> Если рассматривать цены как ограничители на потребление, то получается, что если товаров досточно много, то цена на них должна уменьшаться (в предельном варианте до нуля)

в предельном варианте - до себестоимости... если цена товара ниже себестоимости, то работа производителя становится бессмысленным растрачиванием ресурсов...

> А чем выше качество управление, тем меньше издержек приходится оплачивать производителю, тем у него больше возможностей снижать цену на свою продукцию, т.е. быть более конкурентноспособным.

вы ж вроде говорили про планомерное снижение цен, а не про повышение конкурентоспособности конкретного производителя...
Signature
> вы ж вроде говорили про планомерное снижение цен, а не про повышение конкурентоспособности конкретного производителя...

во-первых это был лозунг, которую формулировал некоторую цель. А о том как её достигать нужно думать. В частности, давая возможность производителю снижать себестоимость. И сам производитель в условиях рыночной экономики будет заинтересован в снижении себестоимости, т.е. процесс повышения эффективности взаимный как со стороны государства, так и со стороны производителя.

> конечно избыток... избыток предложения товара по данной цене...

ну, скажем не избыток, а достаток, за которым вполне можно следить с государственного уровня, планируя основный показатели и продвигая эти планы в экономику рыночными механизмами.

Всё просто как две копейки, но у нас почему-то чиновники готовы из экономики совсем уйти, потому что ни щерта не умеют делать и совершенно не смыслят в управлении.
Korrektor
> А о том как её достигать нужно думать. В частности, давая возможность производителю снижать себестоимость.

ну вот неплохой способ существенно понизить себестоимость - резко снизить зарплату работникам... если государство поспособствует в этом предпринимателям, то по эффективности экономики мы, наверное, вполне сможем приблизиться к Китаю... : )

ну а если серьезно, то нашей экономике как воздух нужна модернизация основных средств в совершенно глобальных масштабах... как раз для повсеместного снижения себестоимости... правда, следует отметить, что скорее всего это приведет к росту предложения товара с большей степенью переработки и, следовательно, с большей ценой... или цены окажутся примерно на прежнем уровне при повышении качества продукции...

> Всё просто как две копейки, но у нас почему-то чиновники готовы из экономики совсем уйти, потому что ни щерта не умеют делать и совершенно не смыслят в управлении.

это, я так понимаю, тоже лозуг?
Korrektor
>у нас почему-то чиновники готовы из экономики совсем уйти...

Когда я это прочитал, то своим ушам не поверил.
> Когда я это прочитал, то своим ушам не поверил.

имеется в виду, что от государство требуется активно работать в экономики, помогать производителям, а не выступать в роли экспроприатора и камня на шеи одновременно
Korrektor
>от государства требуется активно работать в экономике

А кто из госчиновников думает иначе?
>Большим счастьем было для России

Им бы такое счастье!
Korrektor
Как это откуда - от живых свидетелеё самых разных убеждений. А иначе - какой смысл говорить об истории вообще? Ведь во времена наполеона уже никто не жил.
Между прочим , сегодняшнее положение - это прямое следствие сталинских порядков, отсутствие какой-либо обратной связи между обществом и властью, стремление все вопросы решать при помощи дубины. Сталинский период породил псевдопорядок - ничего нельзя было сделать официально, закон игнорировался, все жили "по понятиям" уродской номенклатуры. Целые отрасли были полностью криминальными - например розничная торговля. Возьму на себя ответственность сделать сильное утверждение - там воровали все! Примеров приводить не буду - эта самая "торговля" настолько задолбила всех, что каждый может говорить на эту тему часами. Всеобщим псевдостимулятором стал дефицит абсолютно всего. И тому подобное. Что творилось наверху, об этом разговор особый. Естественно, эта система стала питательной средой для злоупотреблений - перестройка оказалась ничем иным, как способом легализации награбленного. Тае "сталинская" система продолжила своё существование в другой ипостаси - псевдоимперия "обогатилась" псевдодемократией (впрочем демократия по своей природе совпадает с псевдодемократией). Не последнюю роль во всём произощедшим сыграло переднеазиатское происхождение Сталина и его окружения. Все проблемы решались за счёт русских. Впрочим, возможно Сталин - это наименьшее зло...
Безусловно счастье, что в июне 41 года у власти был человек который сумел мобилизовать всех, в перваую очередь деморализованных чиновников, на организацию войны и военного хозяйства - но великий учитель ( видимо в силу своей гениальности) пропустил мимо ушей истошные вопли о готовящейся войне - на сообщениях Зорге датированных началом июня 41 о предстоящем нападении - резолюция Берия "Вызвать в Москву и расстрелять". Безусловно величайшая заслуга Сталина в том что у нас появилась тяжелая промышленность, наука привязанная к производству, мощная военная техника - но какой ценой это было достигнуто - мы еще сотни лет будем выползать из этого счастья, сверхусилия никогда не проходят даром, вся страна работала под гнетом страха, гулаговский допинг ( по окончании действия) представил миру измотаную, обессиленную нацию у которой кроме балета и орбитальной станции нет ни черта. Россия до революции входила в пятерку развитых стран - сегодня Россия Верхня Вольта с ракетами. Годы правления Сталина это годы скачек в никуда, и похоже что загнаная лошадка в скором времени может быть пристрелена ( если не падет сама).
Spirit
Ведь во времена наполеона уже никто не жил.
Как никто не жил, а Кутузов? :улыб:
Лев
Крушение мифа (Если бы Сталин поверил Зорге ...)


"Правда, как бы горька она ни была, всегда лучше, чем ложь". Кто не подпишется под этим положением? Кто не слышал, не говорил этих слов? Создается, однако, впечатление, что "горькая правда" благожелательно принимается только тогда, когда она чем-то существенным "сладка" и "мила". В противном случае и совсем негорькая правда отвергается. Впрочем, с какой стороны считать. Проверим?
Страна отметила 50-летие начала Великой Отечественной войны. Эта война для советских людей в значительной степени остается войной неизвестной. Мы живем в мире исторических легенд. И одна из этих легенд связана с деятельностью нашей разведки по раскрытию военно-стратегического замысла фашистской Германии накануне Великой Отечественной войны.

На сегодняшний день опубликовано изрядное число донесений наших разведчиков, текстов радиоперехватов, информационных и обобщающих документов органов управления разведки ("Правда", 1989; "Известия ЦК КПСС", №3-4; "Военно-исторический журнал", 1990, №5, и другие). Конечно, этих документов не так много, как хотелось бы. К тому же есть все основания предполагать, что и они отобраны "умелой" и весьма "заинтересованной" рукой с целью создания "нужного" эмоционального настроя и "определенного" умонастроения. Принципиально важно то, что отбор велся (а он велся) к вящей славе наших разведчиков и к посрамлению тех, кому на стол ложились их донесения.

В современном общественном мнении уже давно сложилось представление о том, что наша разведка положила на стол "кремлевского диктатора" предельно точную информацию по всем важным вопросам подготовки гитлеровской Германии к нападению на СССР, о том, что "Сталин верил Гитлеру" и не верил своим разведчикам, которые к тому не давали никаких оснований, заставлял (уже фактом своего существования) "трусливых" руководителей соответствующих служб докладывать угодную ему информацию и т. д. и т.п.

В нашей литературе в общих чертах характеризуется деятельность германской контрразведки накануне войны. Но информация наших разведчиков никогда серьезно не рассматривалась в связи с этой стороной деятельности германского военно-политического руководства в период подготовки к нападению на СССР. Это серьезная методическая ошибка или ... политическая установка, довлеющая над исторической правдой. "Сколь презренна историческая правда при виде политической конъюнктуры". (Цитирую по памяти и за абсолютную точность не ручаюсь.) О несостоятельности такой абстракции от усилий германской разведки особенно говорить не приходится.

Достигали ли эти усилия фашистов своей цели? Если "да", то как это отразилось на содержании передаваемой нашими разведчиками информации? В нашей литературе эти вопросы не ставятся. А зря, они позволят прийти к любопытным наблюдениям и выводам. Поэтому начнем рассказ об информации наших разведчиков нетрадиционно - с документа штаба верховного главнокомандования вермахта (ОКВ).

Вот первый из известных автору документов этого рода - "Указания" ОКВ от 6 сентября 1940 года, содержащие "материалы для разведывательной службы". Перед управлением разведки и контрразведки среди прочих задач ставились и такие: "Россия должна понять, что в генерал-губернаторстве, в восточных провинциях и в протекторате находятся сильные и боеспособные немецкие войска", предлагалось: "для работы собственной разведки, как и для возможных ответов на запросы русской разведки, следует руководствоваться следующими основными принципиальными положениями". Эти "положения" определяли цели и методы деятельности германской контрразведки: "Маскировать общую численность немецких войск на востоке по возможности распространением слухов и известий о якобы интенсивной замене войсковых соединений, происходящей в этом районе"; "Создавать впечатление, что основное направление в наших перемещениях сдвинуто в южные районы генерал-губернаторства, в протекторат и Австрию и что концентрация войск на севере сравнительно невелика" (это требование, видимо, отражало требования и интересы первых вариантов плана нападения на СССР, а они существенно отличались от окончательного плана); "Преувеличивать состояние и уровень соединений, особенно танковых дивизий". И далее: "В какой мере отдельные подлинные данные ... могут быть переданы абверу для использования их в контрразведывательных целях, решает главное командование сухопутных войск" (то есть ОКХ).

Опубликованные документы наших разведчиков и разведслужб однозначно говорят о том, что война Германии против СССР предрешена и начнется в ближайшем будущем. Наши авторы с удовлетворением фиксируют этот факт.

Знать, что Германия скоро нападет, это, конечно, очень важно, но маловато, чтобы должным образом встретить ее армии на своих границах тогда и там, где надо, в тех группировках, которые необходимы для отражения агрессии. Что важно знать сверх того? Надо знать более определенно о сроках нападения, ибо невозможно месяцами держать миллионы людей в готовности в любой момент встретить удар врага. Неизбежно начнется расслабление. Нужно знать более или менее точно силу удара. Нужно знать стратегический замысел врага.

Надо сказать, что наша разведка на первый взгляд передавала очень точную информацию о сроках нападения. Кто не знает о сообщениях Р.Зорге, других разведчиков? В массовом сознании неколебимо утвержден стереотип: точнейшие сообщения по этому вопросу сыпались, как из роге изобилия. Реальность куда скромнее и сложнее.

С конца 1940 года в Центр поступали противоречивые сведения о сроках начала войны. Война, указывалось в них, начнется во второй половине 1941 года, весной 1941 года. С февраля 1941 года стали поступать более конкретные сроки: начало войны - в мае-июне 1941 года. В марте точность сообщений возрастает: война начнется в период с середины мая по середину июня 1941 года. Все это, надо признать, хотя и не очень конкретно, но достаточно точно. Правда, эту идиллию все более точных сообщений портят сообщения куда менее точные: война начнется в любой момент2, то есть, значит, и в марте; нападение произойдет после заключения мира с Англией (Зорге, "Старшина" и другие). С мая 1941 года характер этой информации несколько меняется. Ее уже нельзя назвать не очень точной. Она становится ложной. Сообщается, что нападение произойдет в середине мая, в конце мая. Причем эта информация поступает за считанные дни до называемого срока вторжения. Например, Р.Зорге 21 мая сообщает о начале войны в конце мая. Это - "деза", потому что 30 апреля Гитлер установил срок нападения - 22 июня. Раньше не получалось. Когда проходят эти сроки начала войны, наши разведчики, естественно, начинают сообщать о новых: вторая половина июня, после окончания сельскохозяйственных работ, 15-20 июня, 20-25 июня, 22 июня. Это уже неточно. Но учтем и то, что наиболее точные сведения стали поступать за две-три недели до начала войны, а то и за несколько дней. При этом они шли в потоке неточных сведений и не лились, как из рога изобилия.

Если учесть все имеющиеся сообщения о более или менее конкретных сроках нападения, то можно увидеть интересную картину: постоянное "скольжение" информации по календарю. И это "скольжение" наряду с потоком неточной и просто ложной информации. надежно топит точную информацию.

Представим: один указанный срок начала войны проходит, другой - проходит, третий - проходит. А войны все нет. То, что ее нет, это, конечно же, очень хорошо. Но то, что наша разведка дает явно неверную информацию - очень плохо, так как приходится оставаться в неведении по важнейшему вопросу. Какова могла быть реакция нашего политического и военного руководства? Вздох облегчения? Наверное. Поддержание в постоянном напряжении? Безусловно. Но способствовало ли это поддержанию доверия к нашей разведке, к ее информаторам, к источникам информации, которыми пользовались наши разведчики?

Не будет большой натяжкой предположение, что приведенная выше информация высвечивала нашу разведку в невыгодном для нее свете и не могла настраивать на благодушно-доверчивое отношение к ней.

Как видно, не все так просто обстоит с точностью информации о начале войны, как это кажется на первый взгляд.

А что разведка сообщала о мощи германской армии, предназначенной для вторжения в СССР? По этому вопросу Центр получал совершенно фантастическую информацию. И если в нашей литературе и по сей день громогласно заявляется об успехах нашей разведки в том, что она "не просмотрела" подготовки Германии к войне, обильно снабжала разными версиями начала войны, то эта сторона дела не только "скромно" опускается, но, пожалуй, и замазывается, забалтывается. Да так успешно, что у читающей публики не возникает вопросов относительно и силы удара, и стратегического замысла. Будто это совсем неважные вопросы.

Начнем освещение и этого вопроса с немецкого документа. Инструкция для германского военного атташе в Тегеране, переданная шифрограммой, которая, судя по характеру документа и его тексту, должна была распространяться циркулярно, то есть всем военным атташе, рекомендовала: "О силе германских войск (на Востоке. - В.С.) желательно сохранять неясность. В случае необходимости дать ответ относительно количественного состава войск поощряйте всякую фантазию". Как видно, это требование вполне гармонирует с "Указаниями" ОКВ. Среди опубликованных документов нашей разведки есть совсем немного сообщений, определенно указывающих на численность армии вторжения. При этом все они отмечены добротной печатью "всяких фантазий".

8 декабря 1940 года полномочный представитель СССР в Германии В.Г.Деканозов получил анонимное письмо, в котором говорилось: "К весне 1941 года германская армия будет насчитывать 10-12 миллионов человек. Кроме того, трудовые резервы, СС, СА и полиция составят еще 2 миллиона, которые будут втянуты в военные действия. Всего Германия выставит 14 миллионов, ее союзники - еще 4 миллиона". "Итого - 18 миллионов". Напомню, что на 22 июня 1941 года германская армия, предназначенная для вторжения в СССР, составила 4,6 миллиона человек, а с учетом Финляндии, Румынии и Венгрии - 5,5 миллиона человек. Замечательно, что содержание анонимного письма находится в прямом согласии с требованиями "Указания" ОКБ о создании преувеличенных представлений о силе немецких войск.

Другие информации, поступившие почти одновременно, показывают нам другую крайность этих фантазий. Первая из них получена 3 июня 1941 года от японского корреспондента в Москве Маэсиба, который в разговоре заявил, что Германия сосредоточила на границах с СССР 150 дивизий по 10 тысяч человек. Если общее число дивизий указано достаточно точно (их было всего 153), то численность немецкой дивизии занижена примерно на треть, что просто обесценивает точность первой цифры и делает невозможным точный подсчет общей численности вражеской армии. 150 дивизий по 10 тысяч человек - 1,5 миллиона. Всего-то! Стоит ли особенно беспокоиться, начинать открытую мобилизацию и т.д.? Налицо явное преуменьшение силы агрессора. А ведь до войны осталось всего три недели! При этом, заметьте, сроки нападения указаны точно - 15-20 июня. Хорошо знакомая по другим сообщениям картина: точная информация о сроках нападения и дезинформации о силе удара или стратегическом плане. Впрочем, одно тесно связано с другим.

Аналогичную информацию в начале июня 1941 года передал и Р.Зорге: "На восточной границе сосредоточено от 170 до 190 дивизий. Все они либо танковые, либо механизированные". Фашистам очень хотелось создать преувеличенное представление о силе вермахта, особенно бронетанковых силах? Пожалуйста! Перед нами такое преувеличение, особенно по бронетанковым силам. Оказывается, что в вермахте все 100 процентов дивизий либо танковые, либо механизированные. Как в Москве должны были отнестись к этой информации? У немцев нет пехоты?' Они хотят воевать без пехоты? У которой на поле боя свои задачи и которые за нее никто выполнить не может. Это значит, что они за 1-1,5 года умудрились 170-190 дивизий вооружить, оснастить и обеспечить, как танковые или механизированные? (В вермахте на 22 июня 1941 года было 19 танковых и 14 механизированных дивизий. Всего лишь. Но и этого было очень много.) Кто в это поверит?! И снова налицо интересное сочетание точной и ложной информации. Что предусматривалось еще "Указаниями" ОКВ от 6 сентября 1940 года. Между прочим, Р.Зорге получил эту информацию от немецкого военного атташе в Бангкоке Шоль, то есть от одного из тех функционеров разведки МИД Германии, которым известная инструкция прямо вменяла в обязанность "поощрять всякие фантазии" о силе немецкой армии.

17 июня 1941 года, то есть за пять дней до начала войны, Р.Зорге сообщает: "На советско-германской границе находятся 9 немецких армий ... Германия имеет на границах с СССР девятьсот тысяч человек в первой линии и около одного миллиона как резерв". Любопытно! Численность армий указывается достаточно точно (8 армий и 4 танковые группы). Но это и все, чему можно порадоваться. Сила армии вторжения, по Зорге, около двух миллионов человек, то есть занижена более чем в два раза. На одну треть занижена численность дивизии, что перекликается с информацией Маэсиба. Но и это еще не все. Немецкий замысел, характер приграничных сражений представлены здесь в совершенно ложном свете. Получается, что удар нанесут в начале войны силы, равные примерно одному миллиону, остальные (900 тысяч) будут ждать своего часа. На самом деле в резерве командующих групп армии было всего 4,5 процента дивизий (от общей численности армии в 4,6 миллиона человек). Есть разница? Еще какая! Германия все вложила в первый удар. Именно так обеспечивался "блицкриг". А что у Зорге? Страшным первым ударом, ставкой на "блицкриг", на стремительные и глубокие прорывы, окружение здесь и не пахнет. Из его информации, наоборот, однозначно следует, что сила удара (изначально слабая) будет наращиваться постепенно, по мере введения в бой резервной. На кого "работает" эта информация? Пусть читатель сам ответит на этот вопрос. Представим, что "Сталин поверил Зорге". То-то сюрприз ждал его через пять дней! К сожалению, у нас нет уверенности в том, что Сталин не поверил Зорге. Об этом, возможно, свидетельствует известный первый приказ, ставящий боевые задачи на случай вторжения германской армии.

Мы видим странное сочетание точной, но достаточно безобидной для фашистов информации (так как скрыть подготовку к войне германское командование считало невозможным и исходило в своих действиях из этого факта) и явной дезинформации по важнейшим вопросам стратегического замысла.

Вопрос о стратегическом замысле центральный, важнейший. Он неизмеримо важнее, чем вопрос о сроках нападения. Не потому ли в Москве хорошо знали о сроках и ничего не знали о стратегическом замысле? Не потому ли этот "роковой" "прокол" нашей разведки так упорно прятали и прячут от нашего читателя? С целью сохранения в тайне своего стратегического замысла германское руководство стремилось не просто "поощрять всякие фантазии", а целеустремленно проводить линию дезинформации, стремясь подтолкнуть советское руководство к вполне определенным, нужным Германии шагам. Эти усилия нашли материализацию в многочисленных сообщениях наших разведчиков, документах разведорганов. Если и говорить о "роге изобилия", то в основном применительно к этой дезинформации.

Есть две легенды о стратегическом замысле плана "Барбаросса", которые успешно внедрены в массовое сознание. О целях наступления. Перед глазами три стрелки: одна из них упирается в Ленинград, другая - в Москву, третья - в Киев. Вторая легенда, органически связанная с первой, - главный удар наносила группа армий "Центр" на Москву.

Может быть, у нас и сегодня кому-то надо, чтобы в германских штабах думали именно так. Но тогда, в 1940-1941 годах, "там" думали совсем иначе. Изложение стратегического замысла плана "Барбаросса" в нашей литературе чаще всего не имеет ничего общего с его немецким прообразом.

Верховное командование Германии в лице Гитлера и его ближайшего окружения в плане "Барбаросса" не ставило задачу взятия Москвы как одной из первоочередных или тем более как главной цели. Оно стремилось создать два огромных стратегических "котла" в Прибалтике и на Украине, в которых бы погибла основная масса советских войск. А для этого они планировали нанесение наиболее мощных ударов смежными флангами групп армий "Центр" и "Юг", севернее и южнее припятских болот до рубежа Днепра с последующим поворотом ударных танковых групп из района Киева на юг и из района Смоленска - Витебска на Ленинград. Войска, действующие из Восточной Пруссии (группа армии "Север") и из Румынии (немецко-румынские войска), играли вспомогательную роль. Не было главного удара в Белоруссии вообще, был один из главных только в южной Белоруссии. "Решающим", по мысли Гитлера, являлось "быстрое" продвижение танковых группировок на направлении главного удара - "по обе стороны припятских болот".

Естественно, германское военно-политическое руководство было с самого начала обеспокоено сохранением в тайне своего стратегического замысла. Этому способствовало распространение дезинформации. Она же позволила воздействовать на советское руководство в желательном для замыслов Германии направлении.

Германскому руководству было крайне желательно иметь против своих ударных группировок относительно меньшие силы Красной Армии, так как именно это могло обеспечить быстрые темпы продвижения на этих решающих направлениях. Пусть основные группировки Красной Армии будут в других местах! Желательно, чтобы они были внутри намечаемых "котлов", то есть в Прибалтике и на южной Украине. Там они будут скованы фронтальными ударами из Румынии и из Восточной Пруссии и в меньшей степени смогут быть использованы для противодействия рвущимся на восток ударным группировкам вермахта.

А для этого им было выгодно успокаивать Кремль в отношении центрального участка стратегического фронта (южная Белоруссия и северная Украина!) и одновременно порождать острое беспокойство за его фланги (районы Прибалтики и Причерноморья!). Это первое. Второе, Если им было желательно, чтобы основные боевые действия развернулись к северу от припятских болот (а именно этого они и хотели), то мы вправе ждать такой "информации", которая бы каким-то образом фиксировала особое внимание советского руководстве на районе намечаемого северного "котла" - на районе Прибалтики. Если наши выводы верны, то мы найдем следы попыток фашистской контрразведки подбросить в Москву соответствующую информацию.

Опубликованные документы говорят о том, что наши разведчики, начиная с декабря 1940 года и по июнь 1941 года, "исправно" пересылали в Центр такую информацию о стратегическом замысле Германии, которая, во-первых, не имела ничего общего с действительными стратегическими планами руководителей Германии и, во-вторых, была для последних крайне желательной. В этих донесениях даже такой общий вопрос, как количество и направление ударных группировок, указывается неопределенно: то две, то три. Среди целей фигурируют и Москва, и Урал.

Ни в одной из известных телеграмм не содержится хотя бы в самых общих чертах суть замысла плана "Барбаросса". Не найдете ни малейшего намека на понимание сути этого плана и в документе, в котором его надо было бы ожидать в обязательном порядке - "О группировке немецких войск на востоке и юго-востоке на 5 мая 1941 года". Это значит, что к этому моменту стратегический замысел противника нашей разведкой не был вскрыт.

Центр стратегического фронта как направление главных ударов угадывается (не более того!) только в одном документе - телеграмме, полученной 20 июня из Софии. Хотя это сообщение и ближе всех к истине, но все же очень далеко от раскрытия стратегического замысла фашистов. Будем считать его первым вариантом стратегического плана Германии. Первым из многих вариантов, которые сообщила наша разведка.

К сожалению, другие сообщаемые варианты были еще более далеки от плана "Барбаросса" и в отличие от первого уже отнюдь не безобидны для СССР. В них просматривается несколько вариантов. Рассмотрим их подробнее.

Вариант второй. Удар наносится одним флангом - крайним правым, из Румынии по Украине на Донбасс, то есть далеко-далеко от действительного направления главного удара. Дальнейшие действия представляются в одном из следующих вариантов: на Баку; на Урал; на Москву. Вообще южные районы страны очень часто характеризуются как районы особых интересов военного руководства Германии на начальном этапе войны.

Например, 9 мая 1941 года советский военный атташе в Югославии передал: "Германский генштаб отказался от атаки английских островов, ближайшей задачей поставлено - захват Украины и Баку, который должен осуществиться в апреле-мае текущего года". 5 мая 1941 года И.В.Сталину и другим руководителям страны было сообщено, что "штаб армий Восточного фронта расположен в Отвоцке. Немцы рассчитывают якобы сначала забрать Украину прямым ударом с запада, а в конце мая через Турцию начать наступление на Кавказ". И здесь внимание привлекается только к южному участку фронта (Украина), к южным районам страны (Кавказ). Причем содержится явная дезинформация о немецком замысле наступления на Украине - с запада, прямым ударом, то есть фронтальное наступление. Удар через Турцию на Кавказ вообще фантастичен.

Вариант третий - двойной охват с севера (из Восточной Пруссии и (или) Финляндии) и с юга (из Румынии) и создание огромного стратегического "котла" на центральном участке фронта, то есть в районе северной Украины и южной Белоруссии. И здесь отвлекается внимание советского руководства от действительных направлений главных ударов, осуществляется его "подталкивание" к концентрации относительно больших сил Красной Армии в тех местах, где планировалось их окружение. Ослабление ее группировки, где намечался прорыв стратегического фронта.

В современных публикациях среди "наиболее важной" и "надежной" информации часто приводятся сообщения "Старшины", который, судя по комментариям, был немецким антифашистом и работал в составе группы Шульце-Бойзена. Кажется, у Р.Зорге появился в нашей историографии "соперник". Публикаторы из журнала "Известия ЦК КПСС" прямо говорят, что его сообщения представляли "большую ценность", а профессор А.Байдаков ("Правда" 1989, 8 мая) однозначно характеризует информацию "Старшины" от 16 июня 1941 года как "наиболее важные сведения". И.В.Сталин охарактеризовал ее как дезинформацию. Если вы дадите себе труд прочитать ее полностью, а не так, как ее преподносит профессор А.Байдаков, то легко убедитесь как в отсутствии "наиболее важных сведений", так и в наличии совершенно откровенной дезинформации по всем тем вопросам, которые действительно давали что-то новое в потоке развединформации (см. "Известия ЦК КПСС", 1990, №4, с.221).

11 июня 1941 года он, например, сообщал: "По документам, проходящим через руки источника, видно, что ... (видно, что часть текста опущена, а что именно опущено - не видно. - В.С.) германское командование будет стремиться путем обхода из Восточной Пруссии и с юга из Румынии создать "клещи", которые постепенно будут сжиматься в целях окружения Красной Армии, расположенной на границе генерал-губернаторства". "Гром и молнии" на голову того, кто усомнится, что перед ним "наиболее важные сведения", представляющие "большую ценность". Однако не убоимся и усомнимся. Есть от чего прийти в телячий восторг! Не правда ли?! Наши публикаторы, видимо, и не заметили, что прославляют 100-процентную махровую дезинформацию. Как ни крути, а получается одно: будь спокоен, дорогой товарищ Сталин, за центр стратегического фронта, стягивай войска ближе к флангам. В этой телеграмме, что ни слово, то золото ... для Гитлера. Полностью искажена идея окружения - один "котел", а не два (как было запланировано). К тому же "котел" в центре стратегического фронта, а не на флангах (как планировали). Да сверх того постепенное сжатие кольца, а не стремительное рассечение, расчленение и окружение (как планировалось). Что здесь от правды? Что ценного для нашего руководства отыскали здесь наши публикаторы и комментаторы?