Ересь гностицизма и .....
270294
405
TenOtcaGamleta
Следующей в этом цикле хочу представить работу Романа Зуевского "Римский митраизм":
https://hist.bsu.by/images/stories/files/nauka/Scriptorium/4/Zuevsky.pdf
Император в роли главнокомандующего мог стать аналогом или помощником Митры в качестве покровителя воинов, что идейно подходило для экспансионистского Рима. Авестийский Митра выполнял роль посредника между Ахурой-Маздой и землей, Плутарх в трактате «Об Осирисе и Исиде» называет его «богом-посредником». По аналогии таким же посредником между Митрой и римлянами мог быть император. Поэтому изначально римские императоры не препятствовали распространению митраизма, затем они становятся на позиции поощрения.
В эпоху Ранней империи в Риме сформировался императорский культ, ставший краеугольным камнем ее официальной идеологии.
Все римские императоры были главами государственного культа, великими понтификами.... Так культ главных римских богов оказался тесно связанным с традицией государственности, с политической властью. Этот неповторимый идеологический феномен должен был стать стабилизатором римской державы, объединившей разноязыкие народы всего Средиземноморья...
На наш взгляд, именно идейное соперничество и сходство античного христианства и митраизма обуславливало последовательные гонения на митраистов. Святой Юстин и Тертуллиан уже во II столетии нашей эры поражались сходству митраистских обрядов с церковными. Христианские писатели говорили, что это «демоны, соблазняя верных, подражают Церкви». Характерный пример гонений, начавшихся после смерти Юлиана Отступника, приводит Франц Кюмон: «Руины митреумов носят свидетельства насилия их (христиан) опустошающей ярости. Даже в Риме, в 377 году, префект Гракх, в поиске привилегий очищения, предложил в качестве доказательства своей искренности обращения разрушение митраистского храма со всеми статуями, которые он содержал.
Становится ясна природа многих тенденций в "христианстве", никак необъяснимых с точки зрения Нового Завета.
Потребовалось значительное время для того, чтобы античное христианство, оппозиционное течение в лоне иудаизма, смогло преодолеть локальный характер. Набрав силу и увеличив число своих последователей, христианство приобрело со временем статус официальной религии имперского общества, а Христос превратился в защитника существующего в нем порядка. С этого времени религиозная нетерпимость становится отличительной чертой римского общества, с превращением христианства в господствующую религию Римской империи впервые возникли представления о ложных богах и различных формах ереси. Все языческие культы и религии характеризовались как ложные и тем самым были обречены на постепенную гибель и забвение. Уничтожались произведения изобразительного искусства, библиотеки, храмы и публичные здания. Так была сведена на нет характерная для древности духовная свобода, дававшая простор для идеологического маневрирования и не требовавшая селективного отбора идеологических догматов...
В процессе становления и распространения митраизм постепенно охватил всю территорию Римской империи и к началу IV века стал официальной доктриной Римского государства. Основными социальными слоями имперского общества, в которых активно практиковался митраистский культ, были военные, рабы, чиновники и торговцы. Пика своего расцвета римский митраизм достигает в III в. н.э., в эпоху «солдатских» императоров. Именно в этом столетии армия, в значительной мере охваченная данным восточным культом, приобрела решающее влияние на власть. Широкая пропаганда митраизма, укоренение других восточных культов разложили древнюю национальную веру римлян, с одной стороны, с другой, сами цезари сводили на нет политический партикуляризм. Вместе с тем, новой религии, чтобы стать вселенской, уже не нужна была тесная связь с государством – вера в митраизме воспринималась не как общественный долг, а как личная обязанность. И если для традиционного римского культа были характерны невнимание к внутреннему состоянию молящегося, часто формально совершаемое религиозное действо, то мистериальные религии (к которым относился и митраизм) предлагали каждому их приверженцу чувство защищенности, непосредственное культовое переживание высочайшей интенсивности, новую жизнь после смерти. Такая религия не подчиняла индивида обществу, своей главной задачей она объявляла обеспечение каждому адепту личного спасения как на этой земле, так и в потустороннем мире. В итоге восточные мистерии открывали перед посвященными радужную перспективу вечного блаженства. Ось нравственности оказалась смещенной: главной целью становилась теперь реализация высшего блага не на земле, а после смерти, в потустороннем мире. Речь шла об осуществлении каких-то идеальных чаяний, поэтому жизнь на земле расценивалась как подготовка к вечной загробной блаженной жизни. Итогом земного испытания могло стать и вечное страдание. В итоге спасение души становится главным человеческим делом.
Повторюсь, что С 325 года христианство приобрело статус государственной религии в Римской империи. Эпоха господства митраизма закончилась. Император Юлиан Отступник в 361-363 годах попытался вернуть культу «Солнца Непобедимого» статус государственной идеологии Империи, но после его смерти римский трон снова заняли приверженцы христианства. Началось разрушение митреумов и уничтожение культовых предметов и зданий побежденной религии. Христианство стремилось избавиться от своего главного идейного соперника, последней языческой официальной религии Римской империи. Возможно, это объясняется необычайным сходством между ними, о котором шла речь выше.
Приятного прочтения!
Pravsib
Третьей работой начального цикла я бы хотел представить "МИТРАИЗМ И ХРИСТИАНСТВО" Павла Глобы:
https://maelinhon.org/mitraizm-i-hristianstvo/
Не делайте поспешных выводов по автору, я с ней ознакомился, работа достойная и рекомендую к прочтению.
В первые века нашей эры митраизм составлял серьезную конкуренцию христианству, поскольку Митра воспринимался как спаситель, указывающий людям путь к вечной жизни. Многие исследователи считают, что день рождения Митры 25 декабря стал днем рождения Христа именно вследствие параллельного существования двух сильнейших религиозных систем в одно время и в одном месте. Сейчас практически никто не станет отрицать влияния зороастризма на христианство посредством мистериального культа Митры. Среди митраистских идей, родственных христианству, можно отметить легенду о народившемся боге и пастухах, пришедших поклониться новорожденному, окропление святой водой, празднование воскресения, как дня, посвященного богу, причащение хлебом и вином, а также веру в вознесение богочеловека на Небо. Жрецы культа Митры, также как и христианские богословы, сулили митраистам воскресение и бессмертие души. Но все-таки, несмотря на близость христианства и митраизма по некоторым вопросам вероучения, последний неминуемо должен был уступить свои позиции первому...
Пребывание у власти императоров, исповедовавших религию DEUS SOL INVICTUS MITHRA было небезопасно для самой идеи римской государственности, поскольку любой из них мог признать себя не только служителем Митры, но и служителем Хормазда — отца Митры, а это означало бы духовное слияние двух традиций — западной и восточной, что могло в будущем повлечь за собой слияние двух огромных империй в единое государственно-политическое образование. В этом случае мировая история могла бы пойти по совершенно иному пути. Близкое соседство двух культур, которое имело место во времена эллинизма, дало мощный толчок к развитию искусства и наук. Всему этому был положен предел, когда христианские богословы стали руководить государственной политикой Рима и Константинополя. Занятия наукой стали считаться «делом лукавого», лучшие образцы античного искусства были либо уничтожены, либо использованы в целях пропаганды новой государственной религии и Европа постепенно погрузилась в состояние тяжелого и душного сна, который растянулся на столетия, именуемые теперь мрачными веками средневековья.
Всегда приятно, когда есть над чем поскрипеть мозгами при наличии свободного времени!
И особенно, узнав что то новое!
TenOtcaGamleta
Объективно митраизм никак не мог стать государственной религией Римской империи, ибо персидская религия не может удовлетворять политическим интересам государства, ведущего постоянные изнуряющие войны с Персией. Риму нужна была другая религия, и такая религия нашлась — ею стало молодое христианство. Наиболее интересное из предыдущей статьи, кто не прочел:
 Митраисты видели в Митре бога света и грядущего Спасителя — избавителя человечества. Христиане видели во Христе того же Спасителя. Христос — сын Божий и Митра — сын Божий. Христос родился от девы и Митра родился от девы. Даже рождественские мифы митраистов и христиан очень похожи — по преданию Митра родился в гроте и, согласно одной версии, первыми об этом узнали пастухи, а согласно другой версии — маги, которые принесли божественному младенцу дары — золото и благовония. Чем не евангельская легенда? Митра, как и Христос, является посредником между людьми и Богом. И Христос и Митра творят волю Бога-Отца, пославшего их на землю, с той лишь разницей, что Христос — сын Яхве, а Митра — сын Ахура-Мазды (заметим, что древние иудеи отождествляли Яхве с персидским Ахура-Маздой, о чем красноречиво свидетельствует Библия). Земная миссия Христа — борьба с дьяволом и его слугами, Митра сошел на землю с той же целью и сонмища демонов — приспешников Ангра-Манью — были побеждены. Но окончательная победа над силами тьмы, согласно представлениям митраистов, возможна лишь в последний день существования мира, когда Митра придет судить человечество. Христианская эсхатологическая традиция чрезвычайно близка взглядам почитателей персидского бога — христиане также говорят о втором пришествии и Страшном суде. Вознесение Митры на небо к трону Ахура-Мазды по окончании его земной миссии также роднит его со Христом, исполнившим на земле волю Отца своего и вернувшегося на небо. Даже символика христианства и митраизма чрезвычайно близка — и там и там мы встречаем изображение креста, с тем отличием, что митраисты изображали крест в круге. Крест в круге — древнейший солярный символ, который можно встретить во многих традициях. Митра — солярное божество и появление креста в его символике вполне оправдано, поскольку четыре угла креста соответствуют четырем кардинальным точкам на годичном пути солнца — двум равноденствиям и двум солнцестояниям. В христианстве крест стал символом мученичества и страдания, хотя нечто солярное в его символике все-таки осталось — светлый праздник рождества Христова отмечается во время зимнего солнцестояния — 25 декабря. Рождение Митры 25 декабря в самую темную ночь года в темной пещере символизирует рождение света и появление надежды на скорое возрождение природы после символической зимней смерти. Вероятно, первые христиане вкладывали в космический акт рождения Иисуса Христа тот же смысл. Солярный символ — крест в круге, можно увидеть и на сценах священной трапезы Митры и бога Солнца. Круглый ритуальный хлеб, лежащий перед Митрой, надрезан на четыре части, возможно, для более удобного его преломления, но скорее всего — для придания акту священной трапезы большего сакрального символизма. Хлеб и сладкое вино — святое причастие митраистов — символизировало блаженство в будущей жизни в царстве доброго надрезанный крестообразно хлеб, Митры. Христианское таинство причастия творится как воспоминание о Тайной Вечере Иисуса Христа и апостолов. Ритуальная трапеза митраистов также является символическим воспроизведением священного пира Митры и его помощников. Еще одно таинство христианской церкви имеет аналогию в ритуалах митраизма — крещение-омовение неофитов, которое в понимании служителей культа Митры способствовало очищению от прошлых грехов человека, посвящаемого в мистерии. Жрецы Митры осуществляли помазание посвящаемых медом, что напоминает христианское миропомазание. Митраистские жрецы также как и христианские священнослужители воспринимали себя посредниками между людьми и божеством, и данной им властью могли исповедовать паству и опускать грехи кающимся грешникам, налагая на них строгую епитимью. Стремление к духовной чистоте, которой особенно выделялся митраизм среди прочих языческих религий поздней античности, предопределяло суровые морально-этические требования к его последователям, что опять же роднит митраизм с аскетичным христианством. Жрецы Митры требовали от верующих соблюдения строгой дисциплины, постов и воздержания. Другого и быть не могло — римский митраизм был религией военных, и нужно отметить, именно дисциплина митраистских братств обеспечила военные успехи Севера, Галлиена, Аврелиана и Диоклетиана. На фото: Митра — головной убор в православном христианстве  

Подытожить вышесказанное о взаимосвязи и близости двух ведущих религиозных систем Римской державы времен империи можно словами из Энциклопедии Британика:
«Братский и демократический дух первых коммун и их истоки покорности, идентификация объектов поклонения с солнцем и светом, легенды о пастухах и дарах, о наводнении, представление в искусстве огненной колесницы, получение воды из скалы, использование колокольчика и свечи, святой воды и причащения, освящение воскресения и 25 декабря, упор на моральный кодекс, воздержание и самоконтроль, доктрины неба и ада, креста, откровения, размышления о логосе, происходящем от божественного, искупляющая жертва, постоянная борьба между добром и злом с победой первого, бессмертие души и последний суд, воскрешение плоти и огненная погибель Вселенной — только некоторые из сходств, позволивших митраизму долго соперничать с христианством» (эти сходства не случайны и как бы Юстин Философ в 150 году не кивал на демонов, благодаря которым имеется такое сходством с языческими культами, и которые таким образом порочат христианство!!!), понимаем, что дело это рук человеческих - тех суетливых ручонок, ваявших новый культ не на пустом месте, для его скорейшей интеграции в сообщество).
Религия с давних времен являлась прекрасным средством поддержания спокойствия в обществе и служила незаменимой опорой государственной власти. В этом отношении христианство многому научилось у митраизма, в частности, ПОНЯТИЕ ВОИНСТВУЮЩЕЙ ЦЕРКВИ целиком было воспринято из идей митраизма. Сама организация церкви братьев во Христе во многом напоминала стройную систему организации братств дисциплинированных митраистов, а высший сан католической конфессии дублировал высшую ступень митраистских посвящений и назывался также — Pater — «Отец», или просто «Папа».....
Митраизм взывал в первую очередь к уму, а не к сердцу, он не учил милосердию и прощению в отличие от религии Христа. Мираизм был религией сильных и воинственных, а христианство — религией слабых и смиренных...
Митра — устроитель социума и покровитель государства, в представлениях индоиранцев— разумеется, не мог не иметь отношения к вопросам бракосочетания. Семья — основа государства, а соблюдение законов рода и семьи является гарантом прочности государственных устоев. Общие для всех индоевропейских народов представления о святости семейных отношений просматриваются в символике брачных ритуалов и пожеланий. «Мир да любовь», «Мир да Бог» — эти всем известные пожелания молодоженам имеют точную аналогию в авестийском языке — «Mitra-Bhaga»... Митра надзирает за людьми, определяя меру дозволенности в сексуальных отношениях и меру наказания за извращения, гомосексуализм и кровосмешение.
Как известно, римский вариант культа Митры не допускал к участию в мистериях женщин...
Мы вынуждены признать, что общего между этими религиями было больше, чем противоречий.
Главным и самым серьезным препятствием для возникновения взаимопонимания между представителями христианского и митраистского клира была фанатическая приверженность ранних христиан своим собственным религиозным убеждениям, что резко выделяло христианство из числа прочих религий античности, коим свойственно было терпимое отношение к иным верованиям. Но как бы христианство, продолжая традицию иудаизма, не пыталось изолировать себя от проникновения в свою среду чужеродных языческих элементов, оно так и не смогло оградить себя от влияния митраизма. Между христианством и митраизмом так много общего, что на это невозможно не обратить внимания. Какая религия из двух оказала на другую большее воздействие: культ Митры, исповедуемый индоариями со II тысячелетия до нашей эры или же молодое христианство, только набирающее силу (главное, под влиянием и прямым давлением государства и императора!)? — ответ на этот вопрос вполне очевиден.
Глядя на те идеи, которые ортодоксы и их активисты на форуме и в стране ставят во главу угла - защита общественного порядка и власти, защита института семьи, борьба с излишиствами нехорошими, благословление милитаризма и войн, права государства на насилие над личностью, - а все это не имеет ни малейшего отношения ни ко Христу, ни к Новому Завету(Иисус Христос взрывал порядок, семью и вообще поведение рода Хомо и животного начала в человеке!), - понимаем, с какого рода "христианами" мы имеем дело в их лице и откуда, помимо Ветхого Завета (где утверждаются подобные же идеи) они их восприяли.
Нет ничего тайного, что не стало бы явным!
Pravsib
Показать спойлер
10. Свет и тьма, жизнь и смерть, правое и левое - братья друг другу. Их нельзя отделить друг от друга. Поэтому и хорошие - не хороши, и плохие - не плохи, и жизнь - не жизнь, и смерть не смерть. Поэтому каждый будет разорван в своей основе от начала. Но те, кто выше мира; - неразорванные, вечные.
11. Имена, которые даны вещам земным, заключают великое заблуждение, ибо они отвлекают сердце от того, что прочно, к тому, что не прочно, и тот, кто слышит (слово) <Бог>, не постигает того, что прочно, но постигает то, что не прочно. Также подобным образом (в словах) <Отец>, и <Сын>, и <Дух святой>, и <жизнь>, и <свет>, и <воскресение>, и <церковь>, [и] во всех остальных - не постигают того, что [прочно], но постигают, что не прочно, [разве только] познали то, что прочно. [Имена, которые были] услышаны, существуют в мире [для обмана. Если бы они были] в эоне, их и день не называли бы в мире и не полагали бы среди вещей земных. Они имеют конец в эоне.
26. Иисус овладел ими всеми тайно. Ибо он не открылся таким, каким он был [воистину]. Но он открылся так, как [можно было] видеть его. Так [им всем] он открылся: он [открылся] великим как великий, он открылся малым - как малый, он [открылся] ангелам - как ангел и людям - как человек...
44. Невозможно, чтобы некто видел что-либо из вечного ', если он не станет подобным этому. В истине не так, как с человеком, который в мире: этот видит солнце, хотя он не солнце, и он видит небо, землю и другие предметы, не будучи всем этим. Но ты увидел нечто в том месте - ты стал им. Ты увидел Дух - ты стал Духом. Ты увидел Христа ты стал Христом. Ты увидел [Отца - ты] станешь Отцом. Поэтому [в этом месте] ты видишь каждую вещь и [ты не видишь] себя одного. Видишь же ты себя в том [месте] . Ибо [ты станешь} тем, что ты видишь.
48. Жемчужина, если она брошена в грязь, не станет более презираемой...
49. Если ты говоришь: Я - иудей, - никто не двинется. Если ты говоришь: Я - римлянин, - никто не встревожится. Если ты говоришь: Я - эллин, варвар, раб, свободный, - никто не вздрогнет. Если ты [говоришь]: Я - христианин, - [все] содрогнутся. 0, если бы я смог [получить] такой знак, который [архонты] были бы не в состоянии перенести, это имя!
6З. Или в мире, или в воскресении, или в местах середины - да не оказаться мне в них! В этом мире есть и хорошее, есть и плохое. То, что в нем хорошее, - не хорошее, и то, что в нем плохое, не плохое. Но есть плохое за этим миром, что воистину плохо, что называют серединой. Это - смерть. Пока мы в этом мире, нам следует приобрести себе воскресение, чтобы, если мы снимем с себя плоть, мы оказались бы в покое и не бродили в середине. Ибо многие сбиваются с пути. Ибо хорошо уйти из мира прежде, чем человек сотворит грех....
67. Истина не пришла в мир обнаженной, но она пришла в символах и образах. Он не получит ее по-другому.
68. Господь [создал] все в тайне: крещение, помазание, евхаристию, выкуп и чертог брачный.
90. Те, кто говорит, что умрут сначала и воскреснут, - заблуждаются. Если не получают сначала воскресения, будучи еще живыми, (то), когда умирают, не получают ничего.
93. Этот мир - пожиратель трупов. Все, что в нем поедается, - также [ненавистно]. Истина - пожиратель жизни. [Поэтому] никто из тех, кто вскормлен [в истине, не сможет) умереть. Иисус пришел из того места, и он принес пищу [оттуда]. И тем, кто хотел, он дал жизнь, чтобы они не умерли.
95. Помазание выше крещения. Ибо благодаря помазанию мы были названы христианами, (а) не благодаря крещению. И Христос был (так) назван благодаря помазанию. Ибо Отец помазал Сына и Сын помазал апостолов, а апостолы помазали нас. Тот, кто помазан, обладает всем, он обладает воскресением, светом, крестом, Духом святым. Отец дал это ему в чертоге брачном; он получил (это). 99. Мир произошел из-за ошибки. Ибо тот, кто создал его, желал создать его негибнущим и бессмертным. Он погиб и не достиг своей надежды.
105. Не всем тем, кто всем обладает, положено познать себя. Однако те, кто не познает себя, не будут наслаждаться тем, чем они обладают. Но лишь те, кто познал себя, будут наслаждаться этим.
110. Тот, кто обладает знанием истины, - свободен. Свободный не творит греха, ибо тот, кто творит грех, - раб греха. Мать - это истина, а знание согласие . Тех, кому не дано творить Грех, мир называет свободными. Знание истины возвышает сердце тех, кому не дано творить грех. Это делает их свободными и делает их выше всего.
114. Тот, кто раб против своей воли, - он сможет быть свободным. Но тот, кто стал свободным по милости своего господина и сам отдал себя в рабство, он более не сможет быть свободным.
119. Хозяин в домах нажил всякое: и детей, и рабов, и скотину, и собак, и свиней, и пшеницу, и ячмень, и солому, и траву, и [кости], и мясо, и же луди. Но он мудрый, и он познал пищу каждого: перед детьми он положил хлеб [и оливковое масло и мясо], перед рабами он положил [клещевинное масло и) пшеницу, и скоту [он бросил ячмень], и солому, и траву. Собакам он бросил кости, [а свиньям он] бросил желуди и крошки (?) хлеба. Так и ученик Бога. Если он мудрый, он постигает ученичество. Формы телесные не введут его в обман, но он посмотрит на состояние души каждого ( и) заговорят с ним. Есть много животных в мире, имеющих форму человека. Когда он познает их, свиньям он бросит желуди, скотине он бросит ячмень, и солому, и траву, собакам он бросит кости, рабам он даст всходы, детям он даст совершенное.
123. ... Так и с деревом. Пока корень его скрыт, оно цветет (и) растет, если корень его является, дерево сохнет. Так и с каждым порождением в мире не только с открытым, но и с сокрытым. Ибо, пока корень зла скрыт, оно сильно. Но если оно познано, оно распускается, и, если оно открылось, оно погибло. Поэтому Логос говорит: Уже топор утвержден у корня деревьев. Он не рассечет - то, что будет рассечено, снова разрастается, но топор врезается вглубь, пока не вырвет корня. И Иисус уничтожил корень всего места, а другие частично. Мы же да врезается каждый из нас в корень зла, которое в нем, и вырывает [его] до корня его в своем сердце. Но оно будет вырвано, когда мы познаем его. Но если мы в неведении о нем, оно укореняется в нас и производит свои плоды в нашем сердце. Оно господствует над нами, мы - рабы ему. Оно пленяет нас, чтобы мы делали то, чего мы [не желаем], (и) то, что мы желаем, мы бы [не] делали. [Оно] могущественно, ибо мы не познали его. Пока [оно существует], оно действует. Незнание есть мать [дурного для нас}, незнание служит [смерти]. Те, кто происходит от [незнания], и не существовали, и [не существуют], и не будут существовать. [Те же, кто пребывает в истине], исполнятся совершенства, когда вся истина откроется. Ибо истина подобна незнанию: сокрытая, она покоится в самой себе, но, когда она открывается (и) познается, ее прославляют. Насколько могущественнее она незнания и заблуждения! Она дает свободу. Логос сказал: Если вы познаете истину, истина сделает вас свободными. Незнание - это рабство. Знание - это свобода. Если мы познаем истину, мы найдем плоды истины в нас самих. Если мы соединимся с ней, она воспримет нашу плерому.
Показать спойлер
Евангелие от Филлипа
http://apokrif.fullweb.ru/nag_hammadi/ev-phil.shtml
Я опустил важнейшие моменты, понимание которых связано с тайной.
Pravsib
Уважаемые читатели!
Наконец попалась - здравомышленая статья, с которой прошу ознакомиться:
https://vk.com/@barbelo_aeon-gnosticizm-pohischennyi-i-oskvernennyi
В смутное время, на рубеже XIX-XX веков, интерес к гностицизму вдруг возродился в виде оккультно-мистических практик и приобрёл необычайную популярность в кругах декадентской интеллигенции. Этот интерес, однако, не имел никакого отношения к истинному гностицизму. То была смесь интеллектуальных игр, увлечения мистикой и тяготения к острым ощущениям, которые выдавались за стремление к знаниям.

Возникали и множились всевозможные гипотезы о тайной преемственности между гностиками через катаров с масонами и тамплиерами, о тайной связи между гностиками и таинственным «Святым Граалем», о катарах как носителях «сакрального знания» древних кельтов. Появились новые общества, такие как Всемирное Белое Братство, основанное Петром Дыновым, с его медитациями и йогой.

Появились мистики и псевдомистики, заявлявшие о преемственности от гностиков, любители эзотерики и сверхъестественного, маги и мистификаторы, которые с чрезвычайной лёгкостью пользовались гностическими символами и именами, но, на самом деле, выхолащивали саму идею и даже не интересовались ею. Некоторые из них, очевидно, ничего не знали о гностицизме или были к нему равнодушны. Это не помешало их последователям искать и находить в своих теориях «гностический герметизм», следов которого не было. Елена Блаватская со своим Теософским обществом написала такие книги как Древняя Мудрость, Тайная Доктрина, Разоблачённая Изида. Чёрный маг и сатанист Алистер Кроули написал Книгу Закона и Таро Тота и был создателем секты Ordo Templi Orientis. Он назвал себя Зверем 666, а свою дочь Нуит Ма Ахатхор Геката Сапфо Иезавель Лилит. В конце концов Рене Генон принял ислам и создал школу религиозной философии под названием Примордиальная Традиция — безумную и причудливую эклектичную смесь даосизма, каббалы, индуизма, буддизма, символизма и суфизма. Все эти люди, удивительным образом ассоциирующиеся с гностицизмом, имеют такое же отношение к гностикам как граф Калиостро.
Трудно сказать, что здесь преобладало: духовный поиск, притворство, жеманство, нарциссизм, фешенебельное благоговение перед чудесами и оккультным, самообман или просто копирование. Возможно, всего понемногу. Но не все эти сеансы с видениями, воплощениями, откровениями Софии, помолвками с эннойей были скудоумными и нелепыми пародиями на гностицизм как хорошо составленную и глубокую религиозно-философскую систему.
Очевидно, что гностицизм ни в одной из своих версий никогда не стремился установить «рай на земле», как пытались это сделать авторы современных коллективистских идеологий. Напротив, мир и гармония приобретаются гностиком через внутреннее бегство от лести материального существования к крайней индивидуализации. Для гностика чрезвычайно важны знание истинного Бога и поиск духовного. Цель гностика не изменить этот мир, и меньше всего за счет массового уничтожения и унижения себе подобных, а прорваться через границы презренной плоти и найти спасение в Плероме.
Гностический идеал, возвышающий человечество над «загвоздками» материального мира — меркантилизмом, расой, полом или социальной справедливостью — не имеет ничего общего с этими примитивными теориями.
Сие сказал Я вам, да радость Моя в вас пребудет и радость ваша будет совершенна.

12Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас.

13Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих.

14Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам.

15Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего.

16Не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод, и чтобы плод ваш пребывал, дабы, чего ни попросите от Отца во имя Мое, Он дал вам.

17Сие заповедаю вам, да любите друг друга.

18Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел.

19Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир.

20Помните слово, которое Я сказал вам: раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше.

21Но все то сделают вам за имя Мое, потому что не знают Пославшего Меня.

22Если бы Я не пришел и не говорил им, то не имели бы греха; а теперь не имеют извинения во грехе своем.

23Ненавидящий Меня ненавидит и Отца Моего.
Слава Иисусу Хресту!
TenOtcaGamleta
Есть хоть один человек, которого убили христиане - гностики?
Сие сказал Я вам, чтобы вы не соблазнились.
Изгонят вас из синагог; даже наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу. Так будут поступать, потому что не познали ни Отца, ни Меня.
Может, они отобрали хоть одно культовое сооружение?
А может они лишали людей гражданства? Может разлучаи детей с родителями? Может ссылали и лишали прав гражданского состояния?!
Откуда такая ненависть? Да потому, что мешают воровать и эксплуатировать людей!
Мешают "единомыслию"!
Pravsib
КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ВАЛЕНТИНИАНСКОЙ ТЕОЛОГИИ
Согласно Валентину, у Иисуса были эзотерические учения, которые передавались тайно. Когда Иисус говорил публично, он использовал метафоры, не раскрывавшие полностью его учения. Он передавал их своим ученикам наедине. Иисус говорил об этом так: «вам дано знать тайны Царствия Божия, а прочим в притчах, так что они видя не видят и слыша не разумеют» (Лк. 8:9-10; ср. Ириней, Против ересей 1:3:1). Аналогично и апостол Павел получил тайное учение от Иисуса, когда встретил воскресшего Господа в видении (2 Кор. 12:2-4; Деян. 9:5-6). Валентин утверждал, что он был научен этому тайному учению от Февды.
Показать спойлер
 Согласно Валентину, эта тайная традиция даёт ключ, необходимый для полного понимания послания Иисуса. Один из последователей Валентина выразил это следующими словами: «Писания неправильны, не имеют авторитета, различны по изложению, из них истина не может быть открыта теми, кто не знает предания» (Ириней, Против ересей 3:2:1). Валентиниане говорили, что тайные учения имеют смысл только для духовно созревших. Если человек не готов их принять, они покажутся бессмыслицей, «потому что о сем надобно судить духовно» (1 Кор. 2:14). Согласно валентинианской традиции, Павел и другие апостолы открывали эти учения только «духовно зрелым» (1 Кор. 2:6).

БОГ
Валентиниане верили, что Бог непостижим и не может быть познан напрямую. Поэтому он не поддаётся точному описанию. Он бесконечен, не имеет начала и конца, является высшим источником всего. Он охватывает всё, не будучи охваченным. Всё, включая мир, находится внутри Бога и продолжает оставаться его частью. Бог проявляет себя через процесс самораскрытия в множественности бытия, сохраняя при этом своё единство.

Валентиниане верили, что Бог является андрогинным. Они часто описывали его муже-женской диадой. Это связано с представлением, что Бог снабжает вселенную как формой, так и субстанцией. Женский аспект Бога называется Молчанием, Благодатью и Мыслью. Молчание — изначальное состояние спокойствия и самосознания Бога, являясь также активной творческой Мыслью, обеспечивая существование последующим состояниям бытия («эонам»). Мужской аспект Бога — Глубина, называемый ещё Невыразимым и Первым Отцом. Глубина — непостижимый, всеобъемлющий аспект Бога. Он по сути пассивен, но когда женская Мысль побуждает его к действию, он придаёт вселенной форму.

СЫН
Происхождение вселенной описывается как процесс эманации из Бога. Мужской и женский аспекты Отца, действуя совместно, проявляют себя в Сыне. Сын тоже часто изображается валентинианами муже-женской диадой. Сын проявляет себя в двадцати шести духовных сущностях или эонах, устроенных муже-женскими парами. Мы не будем здесь касаться темы их расположения и имён. Они представляют собой энергии присущие Сыну и воспринимаются частью его личности. Вместе они составляют Полноту (Плерому) Бога.

ПАДЕНИЕ
Эоны Сына обладают некоторой степенью мыслительной независимости. Они пребывают внутри Бога, но отделены от него Пределом. В результате они не знали кто их породил. Эоны стремились узнать своё происхождение, чувствую неполноценность.

Это стремление перешло к Софии (Мудрости), младшей из эонов. От имени всей Полноты она взялась за поиски верховного Родителя. Она попыталась в одиночку познать его, что невозможно. В результате она отделилась от своего супруга и впала в состояние изъяна и страданий. Силой Предела София была разделена на две части. Её высшая часть возвратилась к супругу, однако её другая часть отделилась от Полноты и пала в низшую область вместе с изъяном и страданиями. Эта низшая область тождественна физическому миру.

Валентиниане представляли себе вселенную серией концентрических сфер. Глубочайшая сфера — мир или изъян, куда была изгнана падшая София. Её вмещает Полнота (Плерома), где находятся эоны. Эоны заключены внутри Сына. Между Богом и Полнотой есть Предел. Второй Предел находится между Полнотой и изъяном. Подобно тому, как Полнота есть плод Бога и находится внутри него, так и изъян есть плод Полноты и находится внутри неё. Изъян возник в результате невежества и он будет рассеян через знание (гносис).

Посредничеством Сына эоны в Полноте получили знание (гносис) Бога и покой. Затем эоны совместно соединились в праздновании и полностью интегрировались в личность Сына. Реинтегрированного Сына также называют Спасителем. Ему суждено быть мужским партнёром или женихом падшей Софии. Он окружён свитой ангелов, рождённых в честь эонов.

Падшая София, пойманная в ловушку в области изъяна, продолжала страдать от эмоциональных мук горя, страха и смятения. В результате своего невежества она оказалась в ловушке иллюзии и не могла различить, что реально, а что нереально. Она претерпела преобразование, когда подумала о свете и стала молить о помощи. В ответ жених Спаситель со своей свитой ангелов спустились к ней миновав Предел. Благодаря знанию (гносису) вечного царства она освободилась от иллюзий и страданий.

Падшая София возликовала при виде Спасителя и свиты его ангелов, породив духовные семена по их образу. Эти семена являются духовным элементом каждого христианина. По этой причине семена называются духовной Церковью. Как Спаситель является женихом падшей Софии, так и ангелы будут женихами духовных семян в конце времени.

Три состояния бытия или «субстанции» возникли из Софии в результате её стремления познать Бога. Сначала возникла иллюзия (материальное существование) из невежества и страданий; она олицетворяется Дьяволом. Затем возникла душа из преобразования Софии как промежуточная стадия между невежеством и знанием. Она олицетворяется Ремесленником (Демиургом). Духовное семя возникло из её знания (гносиса) и олицетворяется самой Софией.

Несмотря на то, что падшая София перестала быть невежественной, невежество не было полностью развеяно. Духовные семена были незрелыми и нуждались в обучении. Для этого было необходимо создание материального мира. Падшая София и Спаситель тайно влияли на Ремесленника, создавая материальный мир по образу Полноты. Ремесленник не знает своей матери и думает, что он действует в одиночку, будучи её неосознанным агентом.

ЛЮДИ
Люди были созданы Ремесленником. Валентиниане считали, что помимо физического тела люди состоят из трёх нематериальных составляющих: демонической части, разумной души и духовного семени. Люди были разделены на три типа в зависимости от того какая из трёх природ господствует в них. Вот почему Адам и Ева имели троих детей: Каина, Авеля и Сифа. Они, соответственно, являются прототипами плотских, душевных и духовных людей.

ИИСУС
Решающим событием в истории мира стало служение Иисуса. Он является физическим проявлением Сына или Спасителя. До его прихода истинный Бог был неизвестен. Иисус пришёл, чтобы принести знание (гносис) страдающему человечеству, отчаянно искавшему Бога. Посредством знания соединяются два разъединённых элемента (т.е. семена и ангелы).

Валентинианская традиция проводит чёткое различие между человеческим Иисусом и божественным Иисусом. Человеческий Иисус был сыном Марии и Иосифа. По особому устроению его тело соответствовало духовному семени Софии. Когда ему было тридцать лет, он пошёл креститься к Иоанну Крестителю. Как только он спустился в воду, божественный Спаситель, называемый «Духом Мысли Отца», сошёл на него в виде голубя. Это истинное «девственное рождение» и воскресение из мёртвых, ибо он был перерождён девственным Духом.

Иисус публично учил притчами и загадками, но своим ближайшим ученикам он раскрыл всю правду о падении Софии и грядущем восстановлении Полноты. Согласно валентинианской традиции, Мария Магдалина была важным членом этого внутреннего круга. Она рассматривается образом нижней Софии и описывается супругой Иисуса в Евангелии от Филиппа.

Божественный Иисус испытал все человеческие эмоции, включая горе, страх и смятение в Гефсиманском саду. Однако только человек Иисус страдал от боли и умер на кресте. Божественный аспект превосходит физические страдания и смерть. Когда его физическое тело умерло, восстало нематериальное духовное тело.

Валентиниане верили, что после распятия Иисус продолжал являться своим ученикам в течение восемнадцати месяцев, а не сорока дней, как это описано в Деяниях апостолов. В течение этого времени он наставлял учеников «откровенно об Отце». Даже после своего вознесения он продолжал являться людям в видениях, особенно святым Павлу и Валентину.

ИСКУПЛЕНИЕ
Согласно валентинианам, люди проявляют свою истинную природу откликом на послание Иисуса. Они объясняли, используя притчу о сеятеле (Мф. 13:1-8), что через Иисуса София сеет духовное семя во всех слышащих послание. В некоторых людях семя «падает при дороге» и они вообще не отвечают на послание. По своей природе это плотские люди. В других семя заглушается терниями, т.е. мирскими заботами. Они колеблются и не могут выйти за пределы рациональных объяснений. В таких людей преобладает рациональный элемент или душа. Наконец, в некоторых семя сажается «на доброй земле» и они приносят духовные плоды. Такие люди являются гностическими или духовными христианами.

Люди приносят духовные плоды достигая состояния мистического знания (гносиса), в котором они соединяются со своим ангелом, сопровождающим Спасителя. Пробудившись от пьяного оцепенения невежества и освободившись от страданий, они осознают свою истинную духовную природу. Это истинное воскресение из мёртвых, т.е. из смерти невежества. Это воскресение происходит не после смерти, но должно быть испытано здесь и сейчас.

Валентиниане описывают процесс единения с божественным в терминах общей эсхатологии, которая может быть реализована в человеке здесь и сейчас. Сначала человек духовно возносится над Ремесленником и низшими силами, чтобы присоединиться к Софии, Спасителю и ангелу. Радуясь со всеми спасёнными, человек соединяется со своим ангелом и входит в Полноту. Такие люди «в мире, но не от него». Они уже достигают такого духовного существования, что для них мир становится Полнотой.

ЭТИКА
Несмотря на ложь распространяемую врагами валентиниан, они придерживались высочайшего этического стандарта. Они верили в возможность безгрешного существования через совершенное знание (гносис) Божьей воли. Грех рассматривался выражением невежества. Как сказано в Евангелии от Филиппа: «Тот, кто обладает знанием истины, — свободен. Свободный не творит греха, ибо тот, кто творит грех, — раб греха» (77:15-18).
Показать спойлер

Нагорная проповедь считалась руководством к этической жизни. Согласно учителю Птолемею, закон любви, которому учил Иисус, отменил несправедливые законы, преобразовал другие законы в духовный смысл и исполнил истинный божественный закон (Письмо Флоре). Отвергая богатство и мирскую власть, валентиниане никогда не отвергали брак и детей. Согласно александрийскому учителю Феодоту, брак необходим для того, чтобы родились люди с духовным семенем. Тем не менее, некоторые члены школы практиковали безбрачие.

Перевод A Brief Summary of Valentinian Theology Дэвида Бронса
TenOtcaGamleta
Извините, но произошла какая то ерунда на форуме, что я не могу спокойно выложить текст под катом!
Поэтому получается то, что вы видите....
Pravsib
Одно из немногих свидетельств о христианах - Тацита:
"''Ненавистники рода людского''. (Тацит. Анналы.)
''Нерон, чтобы побороть слухи о том, что это именно он устроил пожар в Риме, обвинил в этом христиан, которых предал изощрённейшим казням. Это было легко сделать, т. к. христиане своими мерзостями навлекли на себя всеобщую ненависть. Христа, от имени которого происходит это название, казнил при Тиберии прокуратор Понтий Пилат.
Подавленное на время, это зловредное суеверие стало вновь прорываться наружу, и не только в Иудее, откуда пошла эта пагуба, но и в Риме.
Сначала были схвачены те, кто открыто признавал себя принадлежащим к этой секте, а затем по их указаниям и великое множество прочих, изобличённых не столько в злодейском поджоге, сколько в ненависти к роду людскому.
Умерществление сопровождалось издевательствами, ибо их облачали в шкуры диких зверей, дабы они были растерзаны насмерть собаками, распинали на крестах или, обречённых на смерть в огне, поджигали с наступлением темноты ради ночного освещения''.
Сначала хочется отметить, что это не было гонением на христиан за их веру. Христиан сделал козлами отпущения за пожар в Риме Нерон. Нерон перевел стрелки на христиан.
Однако, почему же он выбрал именно христиан? Почему не иудеев, ни митраистов и прочих?
Как мне кажется, ответ кроется в том, что именно христиане были известны обществу в качестве ''ненавистников рода людского''.
Видимо, было в их учении нечто такое, что вызывало всеобщую ненависть к этому ''зловредному суеверию'', разжигающему ''ненависть к роду людскому''.
Нужна была такая жертва, которая не вызывала бы у общества никакого сочуствия и к которой общественность испытывала бы только враждебность за их образ жизни и учение. И это отнюдь не благочестие христиан. Благочестивых хватало. Рим достаточно уважительно относился к философии, например, стоиков, к иудейству и разным сектам, обещавшим всяческие блага адептам. Но выбор Нерона пал именно на христиан. Здесь он не промахнулся. Ведь только их учение несло ''ненависть к роду людскому''.
Не случайно и то, что этих христиан, ''обречённых на смерть в огне, поджигали с наступлением темноты ради ночного освещения''.
В евангелии от Филиппа есть замечательное место, которое может несколько обьяснить характер этого ''зловредного суеверия'', порождавшего ''ненависть к роду людскому'':
Ев. Филиппа.
Есть много животных в этом мире, имеющих образ человека.
В принципе это и подтвердилось:
''Их умерществление сопровождалось издевательствами, ибо их облачали в шкуры диких зверей, дабы они были растерзаны насмерть собаками, распинали на крестах или, обречённых на смерть в огне, поджигали с наступлением темноты ради ночного освещения''.
''Сначала были схвачены те, кто открыто признавал себя принадлежащим к этой секте, а затем по их указаниям и великое множество прочих, изобличённых не столько в злодейском поджоге, сколько в ненависти к роду людскому''.
Одни христиане, значит, открыто ''признавали себя принадлежащим к этой секте''. А другие, видимо, нет.
Однако именно эти, открыто исповедующие, когда попались, то срузу указали и сдали тех, ''множество прочих, изобличённых не столько в злодейском поджоге, сколько в ненависти к роду людскому''. "
Уважаемые читатели, у вас повернется язык назвать православных "ненавистниками рода людского"?
Они столп и утверждение рода людского, вопреки Христу!
Речь у Тацита идет именно о первоначальных христианах-гностиках!
Pravsib
Тут
Поразительно!
Ведь между Благом и Умом, в триаде Платона, числа ставили лишь пифагорейцы! Что понятно!
Именно числом может быть исчислен мир.... А тут!
Творчество!
TenOtcaGamleta
Здравствуйте, уважаемые читатели!
В Предисловии к своей шестой книге "Христианская церковь", из монументального семитомника "История происхождения христианства", Ренан Жозеф Эрнест (1823-1892) - французский писатель, филолог, историк религии, археолог и семитолог, а с 1860 иностранный член корреспондент Петербургской Академии наук (образованнейший и экспрессивный ученый библеист 19 века, которого вначале товарищи-специалисты считали более литератором, нежели учёным, а двор и церковь — еретиком, либералы — отступником, продавшимся Наполеону III), литературный талант которого очевиден всякому, писал:
В ряду делателей той благородной школы добродетели, которая искала спасение античного мира в разуме, имя Марка Аврелия наиболее славное. Поэтому, обстоятельное изучение этого великого человека теснейшим образом связано с нашим предметом.
Почему примирение между церковью и империей, состоявшееся при Константине, не совершилось при марке Аврелии? Вот вопрос, разрешение которого тем более важно, что, как мы еще в настоящей книге увидим, церковь уже тогда начинала отождествлять свою участь с участью империи. Во второй половине второго века, авторитетнейшие христианские ученые серьезно заняты вопросом о возможности сделать христианство официальной религией римского мира. Они точно предугадывают великое событие 4 века. При более близком изучении, перестает казаться удивительной та революция, в силу которой христианство, гонимое государством, так всецело меняет свою роль и выступает уже под покровительстом государства или, точнее, само становится его покровителем.
Св. Иустин и Мелитон предчувствовали это совершенно отчетливо. Принцип св. Павла, что всякая власть, какова бы она не была, всегда от Бога, принесет свои плоды и, чего никак не предвидел Иисус, Евангелие станет одною из основ абсолютизма. Окажется, что Христос нисходил в мир, чтобы обеспечить властителям их короны. И в наши дни разве не старается римский первосвященник доказать, что Иисус Христос поучал и умер для сохранения богатыми их достояния, и для успокоения капитала?
https://urait.ru/viewer/hristianskaya-cerkov-419360#page/42
Необходимо отметить, что Реннан не обладал нашими знаниями вновь открытых античных документов и библиотек, источниками священных текстов первоначальных христиан и потому критически относился к гностическому направлению.
Думаю, это обусловлено у него критическим отношением к философии вообще. Однако, что касается ортодоксального учения, он смог разобраться во многих вопросах и сейчас закрытых зашоренному уму многих исследователей.
На основе его работы я бы хотел продолжить начатое выше, в посте об особенностях и происхождении Иоаннового Евангелия, рассмотрение начал христианской философии - это совершенно восхитительно!
Вы увидите и убедитесь еще раз, что основы философского мировоззрения гностической традиции заключены в самом Новом Завете! Конечно, тайная, практическая часть Учения передавалась, как уже все убедились из выборочно приведенных мною цитат от Иисуса Христа, апостола Павла и учителя и отца, церкви Климента Александрийского, изустно и только "Совершенным" инициатически, индивидуально.
Pravsib
У Филона, так же, как и у автора четвертого Евангелия, мессианизм и апокалипсические верования синоптиков почти не имеют значения. Все, что воображалось народному иудаизму, как потом и профанному христианству, заменено метафизикой, весьма многое заимствовавшей от египетской теологии и от греческой философии. Идея воплощенного разума, то есть божественного разума, воспринимающего конечную форму, вполне египетская. Один термин в особенности принес обильный плод; это слово "дабар"; по-халдейски mеmera, "Слово". Старинные тексты заставляли Бога говорить во всех торжественных случаях, что оправдывало фразы в роде следующих: "Бог все делает словом своим, Бог все сотворил своим словом". Таким образом, привыкли считать "Слово" божественным исполнителем, посредником, через которого Бог воздействует на внешнее.
Мало-помалу этот посредник стал заменять Бога в богоявлениях, в видениях, во всех сношениях божества с человеком. У египетских евреев, которые говорили по-гречески, этот оборот речи имел еще гораздо более важные последствия. Так как слово "logos", соответствующее еврейскому dabar или халдейскому mеmera, означает не только "слово", но и "разум", то путем этого слова вступили в целый мир идей, которыми сближались, с одной стороны с символом египетской теологии, а с другой с некоторыми умозрениями платонизма (о чем я упоминал ранее). Александрийская книга Премудрости, напр., приписываемая Соломону, уже сочувствует этим теориям. Там Logos появляется как "mеtatrone", ассистент Божества и взяли привычку относить к Слову все, что древняя еврейская философия говорила о божественной Премудрости, "Дыхание Бога" (rouah, Дух Святой, женского рода!), изображаемое плодородным уже в начале книги Бытия, становится своего рода творцом, рядом с dabar и Филон сочетал эти словесные навыки с идеями греческой философии. Логос Филона, это есть божественное в мире, это Бог проявленный; он законодатель, просветитель, голос Бога по отношению к духовному человеку. Он есть Дух Божий и остается в отвлеченностях.
Logos для Филона место духов, как пространство — место тел (Эон, Разум идей-умов); он доходит до того, что называет его "вторым Богом" (ведь Первый Бог - непознаваем и невыразим)!!! Познать Logos, созерцать разум, то есть Бога и мир, вот цель человека. Этим познанием человек получает жизнь, истинную питающую манну ("Я есть Хлеб Жизни"). В четвертом Евангелии отождествление Христа с Разумом- Словом завершено: "В начале было Слово и Слово было у Бога и Словом был Бог"!
Христос - Разум, Сын Божий! Но как Иисус стал Христом?
Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его.... Я есмь хлеб жизни. Отцы ваши ели манну в пустыне и умерли, хлеб же, сходящий с небес, таков, что ядущий его не умрёт. Я хлеб живый, сшедший с небес, ядущий хлеб сей будет жить вовек.
Логос говорит, что плоть Его - суть Дух и Жизнь! Отсюда никак не следует что это плоть земная, перстная и "плоть и кровь", по ап. Павлу, "Царства Божьего не наследуют"!
Слово Божие не прах и не тлен, а Жизнь вечная в Духе и Истине! И Иисус "исполнился Духом Святым" и от Него "родился свыше"!
Получила развитие теория "Параклета", которого мало отличали от св. Духа. В философии Филона, он был эпитетом или эквивалентом "Логоса", понимаете? Для христиан профанов он сделался как бы заместителем Иисуса, исходящим, как и он, от Отца, который должен был утешить учеников в разлуке с учителем после его исчезновения. Для них Иисус Христос - одно буквально, вещество вместе с Духом. Уже много после стали жевать жвачку о Единосущности или Подобосущности Отца, Сына и Святого Духа!))) НЕ понимая, что Дух Святой - есть Мать! Руах в евр. языке - женского рода! Такова Троица: Отец - Мать - Сын! Эта то Троица обнимает все Сущее! Единое порождает Мать Мысль в себе, которая творит и пронизывает Собою Все, то есть Ум, Разум, Сына. Как в микрокосме, рождает собою Человека Свыше.
Этот Дух Истины (Первая Мысль Отца), незнаемый миром, будет вечным вдохновителем истинных Христиан!
Это Он снизошел на Иисуса при Крещении в виде голубя! Это Он покинул Иисуса при распятии! Никаких чудес и никакого докетизма! От Него мы рождаемся Свыше - от Мысли и в Уме Отца!
Элий Аристид, современник и соотечественник автора четвертого Евангелия, в своей проповеди об Афине (Мысли у греков!) выражается почти совершенно так же, как христиане: "Она живет в своем отце, тесно связанная с его существом, она дышит в нем; она его подруга и советчица. Она сидит по правую его руку; она верховная исполнительница его повелений, имеющая одну с ним волю, так что ей можно присвоить все дела её отца". Вы помните, что Афина рождена из головы Зевса, как и положено Мысли?!
Об Изиде знали, что она исполняет подобную же роль при Аммоне.
Глубокий переворот, который подобные мысли должны были внести в представление о жизни Иисусовой, очевиден сам собою. Отныне Иисус уже не будет иметь ничего человеческого; не будет знать ни искушений, ни слабостей. Все в нем существует заранее, прежде чем совершается, все определено а priori; ничто не происходит естественно; он заранее знает свою жизнь и не просит Бога освободить его от рокового часа.
Понятно, что тут речь идет не об Иисусе, а об Христе - не Христе Мессии, искупетеля Израиля от рабства у римлян. А об Христе - Духе Святом, искупителя человечества от рабства твари и цепей судьбы.
Который не есть Иисус, но Иисус во Христе, как во Христе Разуме и все Христовы составляют Церковь им позванную, в Духе и Истине! Жизнь вечная не для плоти перстной Иисуса, но Его плоти в Духе, Христа. Воскресения Его тела духовного, которое и будет жить вовек!
Не дайте себя обмануть!
TenOtcaGamleta
Ренан как настоящий исследователь, не говоря лишнего, отмечает:
Происхождение гностицизма и четвертого Евангелия объединено в туманном далеке; оба получили начало в одной точке горизонта, но, за дальностью, нельзя точнее выяснить обстоятельства их совместного возникновения. В столь смутной атмосфере зрительные лучи критики сливаются...
Этому четвертому Евангелию, родившемуся последним (доказано теперь, что это не так), подделанному в стольких отношениях, где словоизлияния во вкусе Филона заменили подлинные слова Иисусовы, понадобилось более полувека, чтобы найти себе место. Затем оно восторжествовало по всей линии. Для тогдашнего богословия и апологетики так удобно было, вместо маленькой, чисто человеческой повести о еврейском пророке в Галилее, иметь своего рода метафизическую драму... Божественное Слово у Бога; Слово, которое все сотворило; Слово воплотившееся, живущее среди людей, так что известное число избранных смертных имели счастье его видеть, касаться его своими руками!
По специальной склонности греческого ума, который так рано овладел христианством, это казалось гораздо возвышеннее. На этом можно было основать целую богословскую теорию во вкусе Плотина. Истинные эллины были равнодушны к свежести галилейской идиллии, освещенной солнцем царствия Божьего. Они должны были предпочесть Евангелие, где мечта перешла в мир отвлеченностей и откуда было изгнано верование в близкую кончину мира. Тут уже нет вещественного появления в облаках, нет притч, нет бесноватых, нет царствия Божьего, нет еврейского Мессии, нет хилиазма, даже нет иудаизма. Иудаизм забыт, осужден; "евреи" — злые люди, враги истины. Они отказались принять Слово, которое пришло к ним. Автор Евангелия от Иоанна ничего больше не хочет знать про них, кроме того, что они убили Иисуса, подобно тому, как у персидских шиитов имя араба сделалось синонимом безбожника, нечестивца, потому что арабы убили святейших из числа основателей ислама.
И в котором полно иудаизирующих его поздних правок, типа "спасение от Иудеев", рассуждений о детях и псах и проч. "Обращаясь к ним, Иисус говорит: "ваш закон". Уже нет речи об оправдании ни верою, ни делами. Теперь, задача отнесена далеко за эти простые пределы. Познание истины, наука — вот главное. Спасение в гнозисе, в посвящении в известные таинства. Христианство сделалось своего рода тайной философией,...
Будущее принадлежало трансцендентальному идеализму. Это Евангелие, присвоенное возлюбленному ученику, переносящее нас сразу в чистый эфир духа и любви, заменяющее все остальное любовью к истине, провозглашающее, что владычество Гаризима и владычество Иерусалима одинаково кончились, должно было сделаться со временем основным Евангелием."
Так понятое христианство есть уже не секта иудаизма, а религия Разума!
TenOtcaGamleta
Дорогие друзья, в заключении хочу привести еще одну поразительную цитату этого крупного исследователя первоначального христианства:
Иоанновыми писаниями начинается эра христианской философии и отвлеченных умозрений, которым до тех пор уделяли не много места... Плодом четвертого Евангелия было богословие, т. е. довольно вредное приложение ума, в котором истощился византийский мир...
Этим христианство решительно отвернулось от иудаизма, и нельзя удивляться, что гностицизм, как высшее выражение умозрительного христианства, доведет ненависть к иудейству до крайних пределов. Иудаизм видел религию в исполнении известных обрядностей, а все, касающееся философской догмы, считал частным мнением..."
Мы знаем, я много раз показывал на примерах, что корпус апостола Павла, составленный много ранее корпуса Иоанна, дает не менее поразительные примеры "отвлеченных умозрений"!
И конечно, богословие возникло много ранее самого христианства, поскольку люди ищут Бога пока существует Мысль в них! Но что самое важное в этой цитате, это то, что недолюбливающий саму философию, как видим и богословие, и критически относящийся к гностической традиции энциклопедически образованный автор (повторюсь, что во время жизни которого еще не были открыты большинство источников по первоначальной христианской традиции, а царствовали лишь штампы ересиологов), тем не менее, прямо называет "гностицизм" - высшим выражением умозрительного христианства!
Отражение которого в Новом Завете он демонстрирует на примере Евангелия от Иоанна. О происхождении гностицизма он говорит как о болезни, но красиво и верно по сути своей. Неверно расставлены - не потому что я так сказал, а согласно сегодняшним достижениям науки, акценты:
Христианство было в это время новорожденным ребенком. При выходе из пеленок, странная болезнь, род опаснейшего крупа, едва его не задушила. Начало этой болезни было частью внутреннее, частью внешнее. В некоторых отношениях, младенец принес с собой её зародыш, при самом рождении. Но в значительной степени зло пришло извне. Нездоровая среда, в которой жила молодая церковь, привила ей заразу, от которой она едва не погибла.
По мере того, как церковь становилась более многолюдной и понемногу обрисовывалась иерархия, послушание и самоотречение верующего начали составлять известную заслугу. Идти, как заблудшая овца в тесных рядах стада, казалось скучным. Хотелось выйти из толпы, иметь свое правило, так как общий закон казался чем-то опошленным. Повсеместно стали образовываться в церкви маленькие аристократии, которые едва не разорвали не швейную ризу Христа. Две такие аристократии выделились с редкою оригинальностью. Одной из них, аристократией благочестия, был монтанизм. Другой, аристократией знания, был гностицизм.
Последняя проявилась ранее. Умам, посвященным в философские тонкости времени, мысли и порядки церкви должны были казаться чем-то довольно низменным. Средний уровень относительного здравого смысла, которого держалось правоверие, не всех удовлетворял. Утонченные люди полагали, что имеют о догматах и жизни Иисуса представление более возвышенное, чем толпа, которая смотрела на вещи просто и отдавалась без рассуждений руководительству пастырей. Стали искать высокого в поучениях, которые следовало принимать с веселостью чистой души и усваивать в простоте веры.
Я почему это привел?
Ренан показывает главное - гностическое мировоззрение (это не религия и даже не философия, а наука и понимание мира, Бога и способа Познание Его) появилось при самих "родах", как аристократия знания. И мы знаем, что это именно так! И принес нам ее не 2-4 век, а сам Иисус Христос, ап. Павел и посвященные учителя церкви, подобно Клименту! Ренан ставит акцент на профанной вере непосвященных, называя гнозис болезнью, которая чуть не погубила простую галлилейскую веру. Веру Нагорной проповеди!
Полагая, что схожесть "умозрительного христианства" с состоянием философских умов и античной мысли есть пример внешнего заимствования. Нет, вопрос в том, что ученые в разных концах планеты наблюдая схожые явления неизбежно придут к единым заключениям!
И не потому, что один украл у другого (хоть и такое присутствует), а потому, что законы природы едины. Потому, что Мысль Света утаена в людях и именно она способствует их пониманию Бога через Разум!
И знание законов Ньютона не освобождает и не противоречит Нагорной Проповеди нашего Учителя, не препятствует Ей и не может задушить Ее!
Знание способно ограничить лишь безумие, как Свет рассеивает тьму! К чему привело "руководительство пастырей над отдавшейся им толпой" мы все прекрасно наблюдаем вторую тысячу лет.

Жизнь обязательно победит!
Pravsib
Тогда сказал Исаия: слушайте же, дом Давидов! разве мало для вас затруднять людей, что вы хотите затруднять и Бога моего? Итак Сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил.
Исайя, гл.7
Здравствуйте, друзья! Уверен, что каждый, интересующийся христианством, знает эти слова!
... все сие произошло, да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, что значит: с нами Бог.
От Матфея, гл.1
Мы уже знаем, что не только в христианской религии сын Божий рождается от девственницы, тем не менее, эти две цитаты столп и основание мифа о деве Марии.
В данном сообщении я бы хотел затронуть лишь один аспект, связанной с этим проблемы. Как всегда, дьявол заключен в мелочах и пока все пытаются осознать, кто такой Еммануил, ученые обратили внимание как на происхождение и перевод слова "альма" (молодая женщина, не обязательно девственница) из древнейших текстов Книги Исаии, известных на сегодняшний день и обнаруженных в Первой кумранской пещере (Вади-Кумран), — это свитки 1Q Isa и 1Q Isb, так и на сам контекст сообщения у Исайи. Дело в том, что пытаясь отстоять свое, деятели церкви пишут, напр.: "Зная, что это место наиболее излюблено христианами и лучше всего свидетельствует о пренепорочном Рождестве нашего Господа, масореты при проведении своей реформы во все еврейские тексты, по всему миру поставили вместо слова “Ветула” — Дева, слово “альма” — молодая женщина...". Нижеследующая небольшая ссылка отвечает на все вопросы:
https://vk.com/gnostic_christianity?w=wall-39010197_5504
Ну, сначала скажу о якобы резонности христианских апологетов по данному вопросу. Конечно, апологеты видят то, что хотят видеть, и совершенно не хотят просто прочесть несколько глав Книги Исаии и понять, о чем же идет речь? Ведь стоит только внимательно прочесть, и поймешь, что изречение Исаии (Ис.7:14) не имеет отношения ни к Мессии, ни к рождению младенца от девственницы. Когда, во времена правления Ахаза (ок. 736 — ок. 716 гг. до н.э.), царь сирийский Рецин и царь израильский Факей напали на Иудею, царь иудейский, Ахаз, испугался и стал просить помощи у ассирийского царя; тогда пророк Исаия успокоил его следующим знамением: обстоятельства царя изменятся к лучшему, если некая особа — вероятно, жена самого пророка (ср. Ис.8:3,8) — забеременеет и в надлежащий срок родит сына, которому дадут имя Иммануэль. Причем совершенно понятно, что предзнаменование события (рождение сына) не может быть более чудесным, нежели само событие (улучшение обстоятельств царя Ахаза). Нужно быть совершенным остолопом, чтобы считать, что такое, в общем-то, обычное событие, как улучшение политических обстоятельств, предзнаменовалось чудом, рождением сына от девственницы. И это все, что касается “резонности” апологетов. Теперь перейдем непосредственно к тому, какое же слово содержалось в древних, до-масоретских текстах Книги Исаии?..
Итак, разобравшись со второстепенными вопросами, мы подходим к кульминации: узнав со слов епископа Нафанаила, якобы иудаисты (масореты) именно преднамеренно исказили текст, “чтобы уменьшить ясность пророческих предречений о Христе-Спасителе”, мы наконец можем рассмотреть сам свиток. Вот оно, самое древнее на сегодняшний день зафиксированное свидетельство того, какое же слово, переведенное в Синодальном издании как “Дева”, значится в стихе 14 седьмой главы Книги Исаии.
Подозреваю, что недоразумение осталось. Не буду вас томить: это слово — העלמה, то есть артикль + “альма”...
сомневаться в том, что это слово “альма”, не приходится. И ни при какой фантазии “б’тула” здесь не составишь. В Ис. 7:14 значится именно “молодуха”, а не “девственница”.
Что конечно подтверждается всем современным состоянием научных знаний. А мы знаем, что Сын Божий рождается в Разуме (во Христе) и Уме Отца от Матери своей - Мысли Бога:
Каков перстный, таковы и перстные; и каков небесный, таковы и небесные. 49 И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного. Но то скажу [вам], братия, что плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия, и тление не наследует нетления. 1Кор.15:47-50
Pravsib
Небольшое и ясное сообщение посвящено открытому христианскому надгробию 2 века, посвященного Флавие Софи. Её муж, тоже валентинианин, увековечил её веру в камне.
Это надгробие (CIG 4:9595a) находится в Национальном музее Рима, рядом с термами Диоклетиана. На лицевой стороне её надгробие гласит:
"Софи, моя дорогая сестра и невеста, ты стремишься к свету Отца.
Ты была помазана бессмертным святым елеем в купальнях Христа.
Ты пылко всматривалась в божественные лики эонов,
На великого ангела великого совета, истинного Сына.
Ты отправилась в брачный чертог и вознеслась в дом Отца."
Её муж считает Софи своей сестрой и невестой во Христе. Они — спутники в вере и священном браке. Её валентинианское посвящение, когда она искала эоны, Сына и свет Отца, подготовило её к маршу смерти души. Поскольку она получила второе крещение искупления, когда святой елей был намазан на её тело, её дух теперь способен совершить путешествие в дом Отца и войти в полноту, Бога, которая описывается как брачный чертог (полностью утерянное христианами Таинство).
На обратной стороне надгробия Софи есть вторая надпись:
"У этой покойной женщины не было обычного конца жизни.
Она умерла, но она живёт и видит поистине бессмертный свет.
Она живёт среди живых, а мёртвое — мёртвым.
Земля, почему ты удивлена этому мёртвому телу? Ты ужаснулась?"
Она — бог, живущий среди богов, а не труп, погребённый среди мёртвых. Такая смерть, должно быть, ужасна для космических сил, которые не имеют власти удержать её в мире теней или заставить её войти в другое тело.
Почему космические силы так боялись Софи? Ответ содержится в письме Валентина (Климент Александрийский, Строматы 2.36.2–4). В этом письме Валентин описывает творение Адама, когда владыки творения стоят вокруг него благоговея перед его красотой. Они создали Адама по образу трансцендентного Человека и поэтому он был намного прекраснее их. В нём было что-то особенное, что-то могущественное, что было частью его, но не частью их.
Адам, неизвестный им, был наделён семенем божественного духа. Поскольку дух это буквально Истина, Адам обладал способностью говорить истину, которую древние греки называли парресия (отважная речь). Правдивость Адама вселила ужас в его создателей, которые поняли, что Адам раскусил их и их ложь. Они сделали всё, что могли, чтобы помешать ему распространять истину.
Что поразительно в Валентине, так это его настойчивость в том, что врождённый долг гностика — говорить истину, которая всегда трансгрессивна, всегда бросает вызов существующему положению вещей. Это делает трансгрессию сердцем того, что значит быть гностиком. Гностик должен говорить другим то, что они боятся услышать, поскольку его дух пробудился.
Представьте себе как последователи Валентина ходят вокруг и говорят, что настоящий Бог — не Яхве, а трансцендентное бытие, которое открыл Иисус. Представьте себе реакцию людей, когда они узнают, что были порабощены ложными богами со времён зарождения мира и были обмануты этими богами, дабы жить во лжи. Такая трансгрессивная речь повергла бы в ужас всех, включая богов, которые не хотят ничего, кроме как прервать речь, чтобы их ложь продолжалась.
Надгробие Софи демонстрирует ужас, который вызывает гностическая истина с её признанием того, что мы живём в двух мирах, но осведомлены только об одном — ложном. Софи среди искуплённых, потому что она перестала верить лжи бога-творца. Она убедилась в том, что превосходит физическое тело и смертную душу. Она пришла к пониманию того, что реальность глубже физического и ментального. Настоящая Софи, дух от духа, превосходит этот космос и его богов. Она возвращается в трансцендентный мир, прославленная бессмертная. Она бросается в объятия своего возлюбленного — ангела, который ждал её с начала времён.
Перевод отрывка из книги Эйприл Д. ДеКоник
Pravsib
"Согласно учению гностиков, началом всему служит Абсолют — единый и непостижимый первопринцип, называемый гностиками Богом, или Отцом Всего. Сам по себе этот первопринцип не поддается описанию, поскольку, с точки зрения гностиков, всякий дискурс имеет один существенный недостаток — он разделяет.
Отдельные слова, обозначая высшую реальность, расчленяют последнюю, в результате чего она предстает только в виде множества обособленных элементов. По гностикам, если описание Абсолюта и возможно, то только посредством апофатики, отрицания всех возможных предикатов.
Однако гностики рассматривают Абсолют не только в Его трансцендентном отношении. Он есть отправная точка теокосмогонического процесса, который мыслится как процесс Его Самопознания. В первую очередь в своем самопознании Непознаваемый Отец определяет себя в Разуме, который трактуется гностиками как явленность Бога Самому Себе, актуализация Его бытия и по-этому может пониматься как Его ипостась или Личность.
Разуму Бога соответствуют такие понятия, как вечность, единство, покой и т. д. Согласно гностическим произведениям, плодом самопознания Бога является Истина, которая выражена в Мысли или Слове (Логосе), а точнее — в Имени, которое Бог дает Самому Себе. Разум тождественен Абсолюту. Вместе с тем, несмотря на тождество Абсолюта и Его Разума, Отец остается трансцендентным своему порождению.
В этом плане Абсолют всегда непознаваем, Его сверхбытие ведомо только Ему и бытийствует отдельно от Его актуализации, т. е. остается тождественным самому себе. Поэтому, несмотря на то что Разум Бога един с Ним, в то же время и Бог, и Его Разум обладают самостоятельным существованием, что позволяет говорить о субстанциальности обоих. С этой точки зрения Разум Бога является самостоятельной Личностью, Его Сыном.
В процессе Самопознания Абсолюта, будучи изначально единым, божественный Разум раскрывается во множестве эонов (от греч. αιών век, вечность) — духовных сущностей, являющихся, с одной стороны, предикатами Отца, отклоняемыми в апофатическом описании, с другой — отдельными личностями, обладающими собственной свободой и собственным самосознанием.
Каждый эон представляет собой парную андрогинную сущность (сизигию), сочетающую в себе два начала: рациональное и иррациональное (помним, что Логос есть место обитания духов-умов, по Филону). Рациональное начало — это уровень единства, вечности, покоя и т. п. Иррациональное начало — это сфера души, связанная со множеством, временем и движением. Рациональное начало понимается как более высокий, активный — и, таким образом, мужской — аспект. Иррациональное — как более низкий, пассивный и по существу женский аспект личности.
Каждый отдельный эон является в своем определенном качестве, отличном от качеств всех иных эонов, поэтому обладает лишь частичным выражением Отца и не может вместить в себя всю полноту Истины. Это является причиной индивидуального различия между эонами. При этом в большинстве гностических систем каждый из эонов познает Отца в меру своих возможностей, поэтому наделен отличной от других степенью познания Бога-Отца! Ум представляет собой лестницу из эонов, каждый из которых занимает определенное место в отношении к Истине.
Обычно самый последний и самый молодой эон — это София (от греч. σοφία мудрость). Как бы то ни было, незнание оказывается важной ступенью в процессе теофании — оно обеспечивает бытие эонов как единичных существ. Все вместе эоны составляют полноту времен — Плерому (от греч. πλήρωμα полнота, наполнение, множество), тождественную истинному Бытию."
Великолепно! И подумайте, ведь каждый Мыслящий Человек представляет собой подобный Эон, на своем уровне пути к Истине, уровне Познания Отца!
Я продолжу, это стоит изложить!
TenOtcaGamleta
Друзья, с удовольствием продолжу мысль нашего коллеги:
Тождество Плеромы Отцу говорит, что с этой точки зрения, Плерома оказывается живым динамическим Царством Бога. Поскольку не было времени, когда бы Бог не знал Самого Себя, то Он всегда обладает знанием Истины. То есть Бог не только всегда познает Самого Себя, но и сохраняет знание Самого Себя — помнит. В этом смысле Он скорее не познает себя, а узнает. Это значит, что Абсолют помимо прочих способностей обладает еще и памятью. Неслучайно в «Апокрифе Иоанна» память упоминается наряду с другими атрибутами Бога. В потоке изменений память является условием того, что Бог сохраняет знание самого себя во времени. В каждое мгновение она обеспечивает Ему тождество с Самим Собой, Его бытие. Ведь быть собой, это и значит удерживать себя в памяти.
С этой точки зрения забыть себя — все равно, что перестать существовать. В этом случае забвение равнозначно отпадению в небытие, переходу в за-бытие. Помнят себя и эоны. В этом плане эоны часто сравниваются с сосудами как хранилищами знания. Но поскольку каждый отдельный эон изначально не обладает полнотой знания Отца, он, соответственно, не обладает знанием и своей Сущности, что, в конечном счете, равнозначно незнанию самого себя.
Изначально память самого себя означает для эонов память своего происхождения и предназначения, т. е. своего пути, удела. Предназначение же эонов состоит в познании Бога во всей Его Полноте и беспредельности. Это значит, что на первом этапе своего самостоятельного существования эон осознает себя только образом Абсолюта, актом Его самопознания или «местом» на Его пути к Самому Себе.
Такая память предполагает внимание к самому себе, заботу о себе и бдительность относительно себя и всего того, что может помешать быть самим собой.... Незнание Абсолюта влечет эоны к Его познанию.
Однако достичь полноты знания Истины они могут, только пребывая в единстве Плеромы. Попытка же
самостоятельно познать, т. е. качественно определить беспредельную Глубину, Отца в ограниченном и обособленном состоянии приводит к разъединению рациональной и иррациональной составляющих, которое часто изображается гностиками как разделение первоначального андрогина на мужской и женский
аспекты. Вследствие разделение первоначального андрогина на мужской и женский аспекты эоны впадают в заблуждение относительно Абсолюта, что вместо предполагаемой радости созерцания Отца вызывает в них страдание, образующее материю чувственного космоса (!!!!).
В наиболее распространенном варианте гностического мифа речь идет о падении лишь одного эона Плеромы — Софии, хотя и в этом случае происходит нарушение целостности всей Плеромы. По причине незнания истинной природы страдания эоны воспринимают материальный мир как нечто внешнее, не зависящее от них самих. При этом страдания не просто объективируются, а приобретает характер самостоятельных сущностей — архонтов (от греч. ἄρχων начальник, правитель, глава) — владык этого мира, пытающихся насильно сохранить состояние незнания. Активность незнания часто выражается в виде метафоры пленения, которая поясняет, что незнание — «не нейтральное состояние, простое отсутствие знания, но представляет собой позитивный противовес знанию, активно вызываемый и сохраняемый материальным миром»...
В качестве средства пленения эонов выступает забота о вещах этого мира... забота о вещах этого мира есть нерадение о вечном, в результате которого эоны забывают свою истинную природу, забывают о своем тождестве с Абсолютом, вследствие чего они начинают отождествлять себя исключительно с физическими телами, а их духовная сущность оказывается заключенной в материи. По этой причине на метафорическом уровне тело, в духе орфиков и пифагорейцев, называется гностиками «темницей» или «оковами забвения».
Пространственно-временная ограниченность вещей материального мира предполагает их конечность, т. е. смертность. Поэтому все, что пребывает в материальном мире, подвержено распаду и разложению. Это касается и человеческих тел. Человек, отождествлявший себя всю свою жизнь с телом, словно призрак исчезает вместе со смертью последнего, переходит в полное небытие.
Согласно же некоторым гностическим текстам, после физической смерти души грешников попадают в загробный мир (места Середины), где в течение определенного времени проходят серию пыток, уготованных им за их прегрешения и архонты дают им испить воду забвения, дабы они не могли вспомнить о своих мучениях (и предыдущих воплощениях). В «Пистис Софии» Иисус говорит Марии о том, что душе перед ее воплощением в материальное тело архонты дают испить из «сосуда забвения», полного «всяческих разных страстей и всяческих забвений». В этом случае забвение предшествует воплощению.
Так как внешний мир — это объективированное страдание падших эонов, то, согласно гностикам, его существование призрачно. Он является лишь иллюзией, наваждением, плодом заблуждения и обладает лишь мнимым бытием. А это значит, что душа, будучи заключенной в материальное тело, влачит мнимое, иллюзорное существование, подобное сну или опьянению. Такое состояние расценивается гностиками как духовная смерть. И действительно, гностики часто отождествляют забвение со смертью.
Поражает, как ясно и четко выписана космогония первоначальных христиан-гностиков! Как верно расставлены акценты и при этом изложение не содержит сложной философской аргументации или экзегезы.
Осталось немного.
TenOtcaGamleta
"Отождествление забвения и смерти характерно для всей античной культуры.
Так, в традиционных представлениях греков души людей после смерти должны были пить из реки забвения, дабы забыть о своем земном существовании.То есть умершие — это люди, которые потеряли память.
Стало быть, если изначальное незнание дарует эонам индивидуальное бытие, то забвение лишает всякого бытия. Таким образом, целью эонов становится вспоминание самих себя и возвращение к подлинной жизни, к бытию, т. е. воскресение (!!!). В «Подлинном учении» сказано: «Ищи и стремись узнать пути, по которым тебе следует идти, ибо нет ничего лучше этого».
Вспомнив свою истинную природу, эоны прозревают в себе божественную сущность, осознают свое тождество с Абсолютом. Тождество с Абсолютом понимается гностиками как воссоединение со своим подлинным Я, со своим «внутренним человеком». Это событие можно рассматривать как облачение в свои одеяния, как воссоединение со своим именем или как возвращение блудной жены в дом своего мужа, которое изображается гностиками как брачный чертог.
Поскольку же каждый эон тождественен Богу-Отцу, то вспоминание эоном самого себя тождественно вспоминанию Бога о нем (!!!). В качестве источника таких представлений о памяти исследователи обычно
называют орфико-пифагорейскую традицию. И действительно, для орфиков и пифагорейцев конечной целью являлось возвращение к первоначальному состоянию, которое достигалось посредством обретения памяти о божественном начале человеческой души. Однако несмотря на явное влияние этой традиции, их учения существенно разнятся. Кажется очевидным, что в большинстве случаев гностики строго разделяют познание Абсолюта и действие памяти. В отличие от орфиков и пифагорейцев, гностики учили, что душа изначально не обладает знанием Истины, следовательно, Ее познание не тождественно возвращению души к первоначальному состоянию. Это не движение по кругу.
Воспоминание — это всего лишь первая ступень к познанию. Оно возвращает эон только к тому моменту, когда ему удается распознать собственное незнание и тем самым различить возможность знания. После того, как эоны вспоминают себя, а Бог вспоминает эоны, Он дарует им познание Истины во всей Ее полноте. Тем самым с принятием откровения эоны получают новое качественное содержание, которым они изначально не обладали и отсутствие которого послужило причиной их падения.
Обретя в себе всю полноту Имени Отца, каждый эон отныне несет в себе богатство всей Плеромы, сам становится всей Плеромой, а стало быть, и всеми эонами. Соответственно происходит переход Плеромы на качественно иной уровень. Поэтому можно говорить, что результатом теокосмогонического процесса является не просто апокатастасис («восстановление»), но обогащение, качественное преумножение самой божественной природы (новая мысль автора). Таким образом, само по себе воспоминание является не познанием Абсолюта, а только одним из необходимых (но отнюдь не достаточных) условий Его познания.
Отличается учение гностиков и от платоновской теории анамнезиса. Ведь хотя Платон и утверждает, что душа человека бессмертна и что познание равно припоминанию того, что душа знала вначале своего существования, для него душа никогда не достигает окончательного познания Истины. Душа познает
идеи только «по мере своих сил». Возможно, это одна из причин, по которой гностики считали, что и сам Платон не сумел постичь всей полноты абсолютной реальности (а платоники, что гностики не правильно поняли Платона!)).
Благодаря этому время гностиков, в отличие от античного времени, оказывается не циклично, но обретает направленность, смысл и цель. Тем самым гностиками был привнесен в античную культуру неведомый ей прежде историзм. И действительно, для гностицизма очень важной является концепция линейного развития мирового процесса, которой античное мышление дохристианской эпохи не знало. Как пишет отечественный исследователь гностицизма Е. В. Афонасин (наш земляк!):
"... история, таким образом, имеет конец и в глобальном смысле развивается линейно, хотя локально возможны некоторые циклы и повторения, такие как перевоплощение душ или регулярно повторяющиеся мировые катаклизмы. Повторение глобального мирового цикла не допускается. По крайней мере, ни один из известных гностических источников не говорит об этом".
В некоторых текстах познание Отца и воспоминание эоном своей природы следуют в ином порядке. В этом случае воспоминание является результатом богопознания. Так, в «Евангелии Истины» именно познанием Отца преодолевается забвение. Однако и в этом случае речь идет так же, не о круговом движении времени, а о линейном. Между тем, в плане вечности, эоны всегда обладают знанием Абсолюта.
В этом смысле Его познание может действительно пониматься гностиками как возвращение прежнего знания."
Моя благодарность С. А. Бахарю, которого ранее не знал, за великолепную и емкую статью!
Первый человек - из земли, перстный; второй человек - Господь с неба.
Апостол Павел, 1 послание к Коринфянам, гл.15:47
Друзья, все мы Ангелы, Эоны и я всегда вам это говорил! На Пути познания Истины!
И, глядя на окружающий нас "полтергейст", нам ли быть в печали?!
Наш удел - восстановление к Свету Разума и вечной Жизни в Уме Отца, во Христе, Господе нашем

Пора Домой!
TenOtcaGamleta
Таким образом, целью эонов становится вспоминание самих себя и возвращение к подлинной жизни, к бытию, т. е. воскресение. В «Подлинном учении» сказано: «Ищи и стремись узнать пути, по которым тебе следует идти, ибо нет ничего лучше этого». Вспомнив свою истинную природу, эоны прозревают в себе божественную сущность, осознают свое тождество с Абсолютом. Тождество с Абсолютом понимается гностиками как воссоединение со своим подлинным Я, со своим «внутренним человеком»... Поскольку же каждый эон тождественен Богу-Отцу, то вспоминание эоном самого себя тождественно вспоминанию Бога о нем
Рожденные Свыше, воссоединившиеся со своим Внутренним, всегда возрастающим в себе, Человеком, с Искрой Света которая есть Мысль Отца, становятся Сынами Божьими.
Вот как о них говорит апостол Павел в своем послании к Римлянам, гл. 8:
Итак... которые во Христе Иисусе живут не по плоти, но по духу, потому что закон духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти....Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной Ибо живущие по плоти о плотском помышляют, а живущие по духу – о духовном.
Помышления плотские суть смерть, а помышления духовные – жизнь и мир, потому что плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут... Посему живущие по плоти Богу угодить не могут.
Но вы не по плоти живёте, а по духу, если только Дух Божий живёт в вас. Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его.А если Христос в вас, то тело мертво для греха, но дух жив для праведности.
Если же Дух Того, Кто воскресил из мёртвых Иисуса, живёт в вас, то Воскресивший Христа из мёртвых оживит и ваши смертные тела Духом Своим, живущим в вас.

Итак, братия, мы не должники плоти, чтобы жить по плоти; ибо если живёте по плоти, то умрёте, а если духом умерщвляете дела плотские, то живы будете.
Ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии.
Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе,
но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче!» Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы – дети Божии.
Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих,потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего её, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне;
Но когда надеемся того, чего не видим, тогда ожидаем в терпении.
Также и Дух подкрепляет нас в немощах наших; ибо мы не знаем, о чём молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными.Испытующий же сердца знает, какая мысль у Духа, потому что Он ходатайствует за святых по воле Божией.
Притом знаем, что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу.
Ибо кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братиями. А кого Он предопределил, тех и призвал, а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил.Что же сказать на это? Если Бог за нас, кто против нас?...
Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? как написано: «за Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, обреченных на заклание».
Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас.
Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем
Еще раз мы видим, что учение заключено в Новом Завете. Бог узнает тех, кто стали Образом Сына - Духа познав Внутреннего Человека, родившись от Духа Разума, тех кого называют духовными и призвал их.
Это Они - святые и претерпевают в мире сем. Они водимы Духом Божиим, Разумом и Сыном. Они претерпевают, ожидая воскресения, а не служат маммоне и миру. Они отринули рабство плоти - инстинктов звериных.
Их сокровище на Небесах.
Pravsib
Дорогие друзья,
сегодня я бы хотел сказать пару слов о весьма интересном для всех документе, т.н. Евангелии Иуды. Убежден, что вы могли слышать от "святых отец", что гностики оправдывали Иуду, считая что он единственный знал настоящие тайны Божии, понимал Христа и дескать выдал Его во их исполнение.
Теперь мы располагаем оригиналом этого Евангелия, который показывает всю глубину лжи, которая ему сопутствует более полутора тысяч лет. Сенсационная его публикация, сохранившаяся в папирусном Кодексе Чакос, позволяет по-новому оценить правдивость сообщения Иринея Лионского, 180 г., о существовании "страшной секты каинитов", пользовавшейся этим Евангелием.
Содержание рукописи и контекст Кодекса в целом не позволяют даже предположить, что мировоззрение его владельцев было отлично от мировоззрения владельцев собрания Наг Хаммади. Текстовых параллелей, связывающих Евангелие Иуды не только с писаниями Наг Хаммади, но и с каноническими книгами Нового Завета, великое множество. Важно отметить, что Евангелие Иуды не может быть названо «Евангелием от Иуды»: http://apokrif.fullweb.ru/gnost/ev-iuda.shtml
Из-за большого количества лакун, утраченного и испорченного текста, рукопись сложна для понимания. Я приведу лишь важные цитаты по тексту, позволяющие понять направление мысли его автора:
И было, <когда Он пришел> в Иудее к Своим ученикам, в один из дней Он нашел их сидящими, и они собрались, упражняясь в благочестии. [Встретив] Своих учеников, собравшихся, сидящих и совершающих евхаристию над хлебом, [Он] рассмеялся. Ученики же сказали Ему:
– Учитель! Почему Ты смеешься над [нашей] евхаристией? То, что мы делаем – достойно!
Он ответил, сказал им:
Я смеюсь не над вами, и не над тем, что вы делаете это по своей воле, но над тем, что ваш бог получит благословение. Они сказали:
– Учитель, Ты […] сын нашего бога?
Сказал им Иисус:
– В чем вы знаете Меня? Аминь, Я говорю вам, что никто из потомства людей, которые среди вас, не познает Меня. Услышав же это, Его ученики начали возмущаться и гневаться и хулить Его в сердце своем...
Иисус пришел к ним на другой день. Они сказали [Ему]:
– Учитель! Мы видели Тебя в [видении], ибо этой ночью мы видели великие [сны] […..] Он сказал:
– Почему вы [..…] осудив себя? Они же [сказали:]
– Мы видели огромный дом и [огромный] жертвенник [в нем], и двенадцать человек – мы говорим: священники – и имя. Толпа же пребывала перед жертвенником этим, [пока не вышли] священники и [не приняли] служение, [и] мы пребывали. [Сказал] им [Иисус:]
Как выглядят [священники?] Они же [сказали:]
– Некоторые […..] две седмицы; [иные] же приносят в жертву [своих] собственных детей; иные – жен, благословляя [и] презирая друг друга; иные – мужеложники; иные совершают убийство и иные творят множество грехов и беззаконий. [И] люди, стоящие [над] жертвенником, призывают Твое имя. (39) И во всех трудах их изъяна наполняется [жертвенник] этот.
И, сказав это, они замолчали, смущенные. Сказал им Иисус:
– Почему вы смутились? Аминь! – Я говорю вам: вы – священники, стоящие над жертвенником этим, призывая Мое имя, - и еще Я говорю вам: Мое имя написано на этом [доме] потомства звезд потомством человеческим. [И] они насадили во имя Мое деревья бесплодные.
И со стыдом сказал им Иисус:
– Вы – принятые в служение жертвеннику, который вы видели. Это бог, которому вы служите; и двенадцать людей, которых вы видели, - это вы; и приносимые в жертву животные, которых вы видели, - толпа, которую вы ввели в заблуждение.

Над жертвенником этим [встанет] [..…] и так он воспользуется Моим именем, и будут верны ему поколения благочестивых. После него иной человек поставит [блудников], и иной поставит детоубийц, иной же мужеложников и постников, и остальные – нечистоту и беззаконие и заблуждение, и говорящих: «мы – равные ангелам».... Сказал Иуда:
– Учитель! Как ты слушал их всех, выслушай и меня, ибо я видел великое видение.
Иисус же, услышав, рассмеялся и сказал ему:
– Перестань утруждаться, тринадцатый бес! Но рассказывай, Я потерплю тебя... Сказал Иуда:
– Учитель, пусть мое семя никогда не подчинится архонтам!
Ответил Иисус, сказал ему:
– Пойди […..] тебя […..], но ты будешь весьма опечален, видя царство и все его потомство.
Услышав это, Иуда сказал Ему:
– Какую пользу я получил, что Ты отделил меня от этого потомства?
Ответил Иисус, сказал:
– Ты станешь тринадцатым и будешь проклят остальными поколениями....
Иуда [же] сказал Иисусу:
– Что же будет делать это потомство?
Сказал Иисус:
– Истинно Я говорю вам: звезды исполняются над ними всеми, и когда Сакла завершит свои времена, определенные для него, придет первая звезда и потомство, и они завершат то, что сказано. Тогда будут блудить во имя Мое и умертвят своих детей, и они […..] и […..] Моего имени […..] и он будет […..] твоя звезда над тринадцатым эоном....
Я смеюсь [не над вами], но над заблуждением звезд, ибо эти шесть звезд заблуждаются с этими пятью воинами, и все они погибнут с их творением. Иуда же сказал Иисусу:
– А что будут делать крестившиеся во имя Твое? Сказал Иисус:
– Истинно Я говорю [тебе]: это крещение […..] Мое имя […..] Меня.
Истинно Я говорю тебе, Иуда, что возносящие жертву Сакла, [своему] богу […..] что […..] всякие злые дела. Ты же превзойдешь их всех, ибо человека, который носит Меня в себе, ты принесешь в жертву.
Сакла в христианском понятийном аппарате это "глупец", слепой бог- творец мира.
Итак, мы видим открытую полемику христиан с ортодоксами, исполненными всяких пороков, "беззаконий и заблуждений", называющих себя "равные ангелам" и "насадивших" во имя Христа деревья бесплодные и ввели в заблуждение массы народа.
Но Иуда, тринадцатый бес, превзойдет их всех!
Я подчеркиваю, это документ начала второго века, когда уже было ясно, кто и куда ведет людей.
TenOtcaGamleta
Ты же превзойдешь их всех, ибо человека, который носит Меня в себе, ты принесешь в жертву.
Евангелие Иуды
Бонусом хочу предложить вам для прочтения интереснейший отрывок из книги Эйприл Д. ДеКоник "Иуда - тринадцатый демон": https://vk.com/@barbelo_aeon-iuda-trinadcatyi-demon
Автор сравнивает апостолов с иудейскими священниками в Храме, которые сосредоточены на жертвоприношениях у алтаря, дабы ублажить YHWH, властителя вселенной. Каждый раз, когда совершается евхаристическая благодарственная трапеза, когда тело и кровь Иисуса предлагаются YHWH, апостольские католические общины не знают о своём служении YHWH. Они не понимают, что есть нечто святое за пределами YHWH и поэтому они ведут христиан по ложному пути. В последний день суда двенадцать будут признаны виновными в поклонении ложному Богу YHWH и введении в заблуждение бесчисленных родов людей. Истинное христианство, настаивает автор, это не иудаизм.
Данная негативная картина двенадцати на самом деле исходит из христианского писания. Гностический автор Евангелия Иуды использует образы апостолов из Евангелия от Марка. Здесь они определяются Иисусом как «род неверных» (Мк. 9:19). Они являются апостолами, которые остаются не искупленными вплоть до конца Мк. Они не могут поверить тем, кто видел воскресшего Иисуса из-за их «неверия и жестокосердия» (16:14). Пётр, знаменитый столп апостольской католической церкви, упрекается Иисусом и называется сатаной (8:33). Конкретно демоны знают кто такой Иисус и планы YHWH в Евангелии от Марка, а не апостолы.
В Евангелии Иуды Иисус смеётся над двенадцатью, и над Иудой, говоря им всем, что они никогда не смогут быть частью святого рода, превосходящего этот космос (Евангелие Иуды 36.11–37.20). Двенадцать апостолов в Евангелии Иуды представляют собой жалкое зрелище. Они знают меньше, чем худший из всех демонов — Иуда Искариот.
Это поистине подрывное гностическое заявление: самый злобный и проклятый апостол, Иуда, более совершенен, чем любой из двенадцати в своём понимании Иисуса и космических тайн. Это удар по апостольскому католическому авторитету и их учению. Если апостолы были невежественными, неверными и работали на тёмных властителей, то любая переданная ими информация, ставшая фундаментном апостольской католической церкви, является ложью. Следование их учению, которое по-прежнему сфокусировано на Боге иудеев, ведёт христиан по ложному пути и закрепляет ритуалы, которые наделяют силой ложного Бога.
Худшая часть апостольского католицизма, согласно этим гностикам, учение о мертвеце — смерть Иисуса является жертвой YHWH ради спасения грешников. Евангелие Иуды было написано с целью показать очевидность демонической природы апостольского католического учения. Трансцендентный Бог никогда не пожелал бы такого.
Статья позволит лучше понять смысл сказанного в древней рукописи.
Как мы видим сейчас, все сказанное Иисусом в Евангелии Иуды сбылось в точности и надеемся, что сбудется и дальнейшее обетование нам.
Pravsib
"Аристотель попытался преодолеть платоновский дуализм учением о том, что бытие или отдельно существующая вещь — сущность первее (и онтологически и логически) любых «чистых» принципов («идей», «форм», «противоположностей»); идеи у него существуют только в сущности и в известном смысле после нее. Плотин же в своем учении о сущности зла не просто восстановил платоновский дуализм, но усугубил его. Сущность, или бытие, у Плотина — порождение Единого, его верный и любящий подражатель; аристотелевские телесные существа, у Плотина — мерзкие, бесформенные и безвольные клевреты Зла, отступают на второй план, они вторичны по сравнению с двумя крайними принципами — Благом и Злом. Завершая рассуждение о том, что такое противоположности, Плотин приходит к выводу, что собственно настоящих противоположностей только две: благо и зло; и все, что пишет о свойствах противоположностей Платон, «он утверждает отнюдь не относительно всякой противоположности; нет, это сказано только о благе и зле».

Однако та крайне дуалистическая трактовка понятия материи, которую мы находим в трактате Плотина I, 8, не находит продолжателей среди последующих античных авторов точно так же, как не имеет образца среди предшественников Плотина. Учение о материи как предшествовавших, так и последующих платоников (также как и учение самого Плотина, изложенное в более ранних трактатах) не отличалось такой замечательной последовательностью. Суть пифагорейско-платоновской традиции (такой, какой критиковал ее Аристотель) Плотин выразил необычайно законченно и ярко. Однако, несмотря на все эти достоинства, концепция материи как сущности и источника зла, совечного и едва ли не равного благу, не нашла поддержки даже у таких учеников и почитателей Плотина, как Порфирий, Ямвлих и Прокл. Плотина за этот его трактат обвиняли в наклонности к гностицизму. И действительно, именно гностические учения поздней античности, а затем дуалистические ереси средневековья стоят в своем понимании всего материального как безоговорочного зла ближе всего к Плотину. Античная философская традиция, вероятно, не могла смириться с полным отрицанием всего телесного, чувственно-прекрасного. Может быть, именно поэтому разрабатывалась и развивалась платониками главным образом именно первая, аристотелевская трактовка понятия материи как «подлежащего», не имеющего отношения ко злу."

Т.Ю. Бородай, «Бог и материя в диалогах Платона»
TenOtcaGamleta
"Маркион, как «создатель первого канона Нового Завета, который, возможно, и ввел в него понятия Евангелие и Новый Завет», в последние годы вновь привлек пристальное внимание европейских библеистов, поскольку произошел грандиозный прорыв в работах над восстановлением его утраченного евангелия. И.И. Евлампиев пишет о том, что благодаря ересеологической критике Маркионово евангелие удалось с достаточной полнотой восстановить. Однако дело в том, что Уайт, Гарнак и Нокс, на которых ссылается автор, имели в своем распоряжении недостаточно легитимный объем оригинального маркионова текста для доказательства большинства своих выводов, которые были справедливо раскритикованы целой плеядой исследователей и к концу ХХ в. «сданы в архив» истории науки.
Однако в 2015 г. Дитер Т. Рот опубликовал расширенную критическую реконструкцию Евангелия Маркиона, сопроводив греческий текст различными уровнями достоверности чтений. Дополнительно использовав, в частности, ранние «западные» латинские редакции Евангелия от Луки, в том же году Маттиас Клингхардт опубликовал итоговую реконструкцию греческого текста Евангелия Маркиона, сопроводив ее текстологической сверкой с синоптическими евангелиями. Его анализ доказывает, что каноническое Евангелие от Луки является пересмотренным изданием Евангелия Маркиона, на этом основании текст Маркиона был идентифицирован исследователем как «пресиноптический», датировка Евангелия от Луки отнесена ко II столетию н.э., а существование гипотетического «источника логий Q» поставлено под сомнение. В 2016 г. утверждения М. Клингхардта были заслушаны и обсуждены в Монреале на сессии «Quaestiones debatae» Общества исследователей Нового Завета (SNTS), где ведущие исследователи Маркиона выступили с докладами под единым названием «Евангелие Марсиона и Новый Завет: катализатор или последствия?».
Что касается критики, ее своеобразным современным итогом стало издание в 2017 г. книги известного исследователя Тертуллиана П.А. Грамальи «Un confronto con Matthias Klinghardt», в которой был проведен сопоставительный лексический анализ греческого текста, опубликованного Клингхардтом, и выявлены общие «луканизмы». В попытке отстоять независимость канона, Грамалья предложил «гипотезу двух изданий Луки», первое из которых оказалось у Маркиона: «Я полностью согласен с Клингхардтом, что Евангелие Маркиона не было разрушительной манипуляцией фанатичного еретика, который сфальсифицировал тексты. Я думаю, что <…> Евангелие Маркиона было фактически первым изданием Евангелия от Луки, а не пресиноптическим текстом». В споре с римскими епископами, которые располагали «вторым изданием Луки», «Маркион оставался верен этому первому изданию», заключает Грамалья.
Таким образом, осуществленное Клингхардтом полноценное критическое издание Евангелия Маркиона в целом подтвердило мнение Дж. Нокса и тех предшествовавших ему исследователей, кто указывал на это евангелие как на более раннее по отношению к синоптическому. Спустя восемнадцать (!) столетий догматической критики усилиями западных библеистов на сегодняшний день репутацию Маркиона можно считать восстановленной, а аргументацию И.И. Евлампиева в рецензируемой книге, соответственно, имеющей веские научные основания."

А.Л. Рычков, «Гностическое христианство в истории европейской философии: от Маркиона до наших дней»
Pravsib
Здравствуйте, друзья!
Есть очень важная тема, которую мы ни разу не обсуждали и составляющая один из краеугольных камней, некую несущую конструкцию первоначального христианского мифа, позволяющего понять происхождение и эволюцию человечества:
Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе.
к Галатам, гл.3, - это миф об Андрогине, Муже-Женщине, Мать-и-Отце.
«Когда Ева была в Адаме, не было смерти. После того, как она отделилась [от него], появилась смерть. Если он снова войдет в него и он ее примет, смерти больше не будет»
Евангелие от Филлипа
«Когда вы сделаете двоих одним, и когда вы сделаете внутреннюю сторону как внешнюю сторону, и внешнюю сторону как внутреннюю сторону, и верхнюю сторону как нижнюю сторону, и когда вы сделаете мужчину и женщину одним, чтобы мужчина не был мужчиной и женщина не была женщиной, когда вы сделаете глаза вместо глаза, и руку вместо руки, и ногу вместо ноги, образ вместо образа, - тогда вы войдете в [царствие]»
Евангелие от Фомы
Я хочу вам представить очень интересную, хоть небольшую, но емкую фактическим материалом, работу Мирошникова И. Ю: "Миф об Андрогине в христианском гностицизме":
https://vk.com/doc120784706_487806020?hash=847135c797749416e6&dl=294f314aeda8092f4a
Миф об андрогинном праотце (или перво-человеке) и миф о падении Софии, выступают в качестве парадигмы для целого ряда ритуалов, нацеленных на периодическое возвращение к этому изначальному состоянию, которое считается совершенным выражением человеческой природы. В работе подробнейшим образом разложена природа мифа о первоначальном Человеке и Боге, причины его падения-разделения и необходимость восстановление в первоначальное состояние путем воссоединения нашей Души с Умом Христом в "чертоге брачном" - утерянном величайшем таинстве гностического христианства, прообразом Небесного. Отметим образ чертога брачного, выражающий интересующее нас положение гностической антропологии, а именно - преодоление всех бинарных оппозиций, в том числе - дихотомии мужского и женского. В Новом Завете «сынами чертога брачного» называются ученики Иисуса (Мк 2:19, Мф 9:15, Лк. 5: 34). Человеческая андрогинность имеет свои прообразом андрогинность Божественную - ведь в этом состоянии мы - Боги!
Гностическая космогония начинается с того, что Великий невидимый Дух узнает свое отражение в свете, окружающем его, из-за чего является Его Образ, первая Мысль Барбело - Протенойя и описывается как двуполое существо (Апокриф Иоанна): «Метропатор, первый Человек, святой Дух... андрогин, вечный эон среди незримых, первый явившийся». Мать-и-Отец всего. Исида отвечает сыну Гору:
«О Гор, ребенок, души одноприродны себе самим, будучи из одного места, в котором их формирует Создатель и не являются ни мужскими, ни женскими. Ибо такое вот устройство происходит в телах, а не в бестелесном» сохранено Стобеем из герметического кодекса.
Из андрогинности божества логически следует Его автогенез. Во множестве мифов повествуется о том, как бог породил сам себя, - простой и действенный способ сообщить, что божество самодостаточно. Теперь понятно, почему Христос аутоген - самородный?
Каждое духовное существо, начиная с Человека, имеет два имени - мужское и женское.
В не христианском гностическом трактате «Евгност Блаженный», христианизированную редакцию которого представляет собой "Премудрость Иисуса Христа", говорится, что мужское имя Человека - «совершенный Разум», женское - «всемудрая София». Разум и София одновременно являются мужем и женой, братом и сестрой. Человек предстает как сизигия, божественная пара, единство в двойственности.
Затем является Спаситель: «Сын Человека вошел в согласие с Софией, Своей парой. Далее из их согласия происходит порождение духовных существ (Эонов, Сил и Царств) - «светов бесчисленных». Мы подходим к центральной теме гностического мифа - грехопадению Софии:
«София, Мать всех вещей и супруга, пожелала, чтобы эти (создания) возникли от нее одной, без ее супруга»! София пожелала открыть образ в себе самой, «без своего сотоварища, без его мысли».
Отсутствие совместного помысла обоих членов сизигии приводит к рождению Ялдаваофа (так же андрогина) и возникновению материального мира. В этом низшем, порочном мире (из страстей Софии падшей, Ялдаваофом соединившимся с Безумием) происходит рождение существ (Властей и Сил), зеркально отражающее события в Плероме.
Наконец, Архонты творят человека, но тело его остается неподвижным, пока Сила Света не перешла в него из Ялдаваофа, который вдохнул Ее ему в лицо. Тем самым человек становится причастным Плероме.
И все же природа человека и мира несовершенна, отягощенная своего «первородным грехом», совершенным матерью Ахамот, породившей мир без воли Отца Истины и без сотоварища Христа Разума. Мы плотские и душевные по природе, пока не произойдет восстановление первоначальной Духовной природы, космической и антропологической целостности, через согласие Души нашей от матери с Духом Христом в "чертоге брачном", рождение во Христе и исчезновение разделения: "И станут одна плоть!".
В целом, миф о падшей Софии можно определить как миф об утерянной и возвращенной целостности, Единстве. Уверен, теперь "пазл" у вас в основном сложится.

Приятного вам прочтения!