Ересь гностицизма и .....
270512
405
Pravsib
Во-первых: Церковь категорически запрещает заниматься колдовством, магией, каббалой, гаданием, практически любой оккультной наукой.
Во-вторых: Если даже послушать фантазера-гностика и гипотетически отменить весь канонический Новый Завет Библии, признанный христианством, и догматы ортодоксальной Православной Церкви, то ортодоксальный иудаизм (Тора) открыто запрещает заниматься колдовством, магией, гаданием и т.п.

Магия, или колдовство (чародейство, волшебство) — под этим понятием понимается определенная деятельность, запрещенная в иудаизме, которая заключается в воздействии на духовные объекты с целью получения результата как на духовном уровне, так и в материальном мире. Как правило, термин «магия» или «колдовство»является собирательным или обобщающим, и в него включаются такие способы и виды магии, как: спиритизм, некромантия и другие виды контактов с душами умерших, различные виды гадания и ворожбы, использование заклинаний, заговор, наведение порчи и приворот, создание и использование различных «колдовских» смесей и снадобий, шаманизм, культы вуду и т. д. До сих пор среди еврейских мыслителей ведутся споры о том, является ли магия выдумкой, или же это — реально действующая практика, известная еще с древних времен. Однако, вне зависимости от этого, магия и все проявления колдовства строжайше запрещены в иудаизме: запрещено как участвовать самому в таких магических обрядах, так и обращаться к другому человеку с просьбой об этом.

https://toldot.ru/koldovstvo.html
Хорошо, а что пишет ислам о магии, и колдовстве? Разумеется, запрещает заниматься оккультизмом:

Сегодня мы можем наблюдать, что становится всё больше разных колдунов, чародеев, магов и гадальщиков. Некоторые из тех, кто промышляет этим «ремеслом», даже на улицах пристают к прохожим с предложением «погадать». А какова же точка зрения религии Аллаха на эти пороки сегодняшнего дня?
Заранее скажем: всё вышеперечисленное входят в категорию колдовства (сихр).
Одна из главных причин распространения колдовства – слабая вера в Единого Бога.
Есть люди, которые потратили очень много денег на разные так называемые «целебные зелия» «амулеты» «привороты» и другие ненужные, а порой и вредные атрибуты.

Колдовство – очень тяжкий грех, потому что колдун способствует не только своему собственному выходу из религии Аллаха, но и выходу из неё того, кто к нему обратился. Аллах в Коране сказал (смысл): «Однако шайтаны (дьяволы) стали неверными, а затем обучили людей колдовству (выведя их из религии)» (сура «аль-Бакара», аят 102).


http://www.islam.ru/content/veroeshenie/43740
Иными словами гностическое учение, обличается христианством, иудаизмом, и исламом.
Насколько можно доверять гностикам – фантазерам и выдумщикам, при выложенной ими кучи сладкого текста про «бла-бла-бла» в данной теме «Ересь гностицизма и .....».?
Вы сами только, что лицезрели в вышеизложенном текстовом материале.
А лицезрели, мы с вами завуалированное (замаскированное) банальное неоязычество, ничего не имеющего общего с ортодоксальным христианством.
Надеюсь, что читатель немного просветился реализмом о бутафории современного гностицизма.
Anioto
Иными словами гностическое учение, обличается христианством, иудаизмом, и исламом.....
... ничего не имеющего общего с ортодоксальным христианством.
Вы абсолютно правы, Anioto, именно так. Не только "обличается", но и уничтожалось ими всегда.
Сегодня мы можем наблюдать, что становится всё больше разных колдунов, чародеев, магов и гадальщиков.
Какие еще обвинения, ну что еще бросить в нашу сторону, как не это?) Вероятно, что все "колдуны, маги, гадальщики и чародеи" - имеют отношение к гностицизму... Как и приписать лично мне и излагаемому материалу причастность, напр., к телемитской церкви?))
Гт, мне не зачем комментировать вами... изложенное. Вы не зря обратились с "этим" к Правсибу - его "уровень", сказав о себе этими постами больше, чем я мог рассчитывать.)
Поскольку я настолько плотно уже, на академическом уровне, осветил как реальные источники по внешней, доступной стороне гностицизма, стоящие внимания исследования в этой области, все стороны описываемого явления и мы перешли теперь к пояснению трудных для понимания моментов (которых немало), что всех кто читал и читает регулярно мои посты вы уже с пути не собьете никакими вбросами.
А настоящий Гнозис доступен только в личном Откровении.
Более того, я искренне удивлюсь, если хоть кто то из них станет участником вашего... собрания.

P. S. Обратясь к читателям, скажу заранее, что современные структуры, приписывающие себе гностическую направленность - их много, как и всяких самозванцев, я рассмотрю в самый последний момент - поскольку не принадлежу ни к одной из них, как и авторы мною указанных исследований (за исключением одного!)), по известным вам уже теперь причинам.
Смею надеяться о моей принадлежности к Церкви Христовой в Духе и Истине, а не земным учреждениям.
Для меня этого достаточно.
И мы продолжим!
Pravsib
Хочу для читателей привести хороший повод задуматься, хоть те кто знаком с современной библеистикой об этом осведомлены. Православный историк церкви, В. В. Болотов, в работе "Собрание церковно-исторических трудов в восьми томах, М., 2000г., о рождении, возрасте Иисуса и времени его проповеди писал:
Что касается времени рождества Христова, то нужно признать прежде всего то, что гражданская история не дает определенных указаний на год той переписи, которая была в год Р.X. Таким образом, в гражданской истории является пробел, с которым хронология до сих пор не может справиться… Из Евангелия известно, что смерти Ирода предшествовало избиение вифлеемских младенцев от 2-летнего возраста и ниже. Когда происходило избиение, Иисусу Христу было менее двух лет земной жизни. Когда Ирод умер (в 4 г. до
Р.Х), Иисусу Христу по меньшей мере было два года, а может быть, и больше. Значит, наше летосчисление не отвечает действительному, а идет на несколько лет (лет на 5-6) впереди…
Что касается указания Евангелия, что когда Христу было около 30 лет (Лк 3.1, 23)…, то главный вопрос здесь… в том, что величина «около 30 лет» в рассматриваемой дате указывается приблизительная. И несмотря на весь хронологический авторитет Евсевия Кесарийского, мы не можем вместе с ним настаивать, что Христос умер именно на 34 году от рождения, потому что было и другое известие, идущее от Иринея Лионского, что Христос освятил своим пребыванием на земле все возрасты человеческой жизни (Против ересей, II.23.2). Он допускал по крайней мере 40-летний возраст Христа. А известно, что Ириней был ученик св. Поликарпа Смирнского, который имел своим учителем Иоанна Богослова; следовательно, возможно, что это известие исходит от Иоанна Богослова, а в таком случае это такой авторитет, перед которым авторитет Евсевия может в прах рассыпаться. Ириней говорит, что Христос был «старец, достигший преклонных лет». Но удобно ли называть так человека 30 лет? А что наружность Христа была не из цветущих (т.е. что он был явно не молодой), об этом есть свидетельство в самом Евангелии (Иоанна). Так, фарисеи возражали Христу: «Тебе нет и пятидесяти лет, а Ты говоришь, что видел Авраама» (Ин 8.57). Очевидно, что на вид Ему было гораздо более 30 лет. Несомненно, они были бы рады сказать: «Тебе и тридцати лет нет», если бы это было возможно...
Твердого исторического предания и о времени общественного служения Христа не сохранилось. Обычное воззрение, что служение Его продолжалось 3 1/2 года и жизнь окончилась на 34-м году, опирается на авторитет Евсевия (которого не только В.В.Болотов в этой же книге критикует за необъективность как историка, он был придворный теолог Константина).
Есть еще сообщения о том, что Иисус прожил долгую жизнь, но для задуматься этого достаточно.
Pravsib
Ириней Лионский жил во 2-м веке. По дошедшим до нас воспоминаниям самого Иринея, в отрочестве он имел общение со святым Поликарпом Смирнским (тот самый, что удалил гностика Маркиона из Смирнской церкви), другом выдающегося пастыря Церкви Игнатия Богоносца, учеником Евангелиста Иоанна Богослова. В круг знакомых Иринея входили и другие мужи, бывшие свидетелями апостольской проповеди, апостольских чудес.


И, так, внимательно прочитаем догматико-полемический труд Иринея Лионского "Обличение и опровержение лжеименного знания (Против ересей)":


Глава VIII.

Как Валентиниане извращают Писание в подкрепление своих мнений.


1. Таково их учение, которого ни пророки не возвещали, ни Господь не проповедал, ни апостолы не предали, и которым они хвалятся, будто знают обо всем больше других, ибо вычитали из неписаных книг; и взявшись, по пословице, из песку вить веревки, пытаются к своим положениям приладить с видом вероятности Господни притчи, или пророческие изречения, или апостольские слова, чтобы вымысел их не казался не имеющим никакого свидетельства; и при этом оставляют в стороне порядок и связь Писаний, и сколько можно, разрывают члены истины. Но переставляя и переиначивая, и из одного делая другое, они успевают обольстить многих призраком нескладно связанных слов Господних. Как если кто, взяв царское изображение, прекрасно сделанное умным художником из драгоценных камней, уничтожит представленный вид человека, переставит и приведет в другой вид эти камни, и сделает из них образ пса или лисицы, и об этом негодном произведении будет потом отзываться и говорить: «вот то самое прекрасное царское изображение, которое произвел умный художник», указывая при сем на камни, из которых первым художником прекрасно сделано было царское изображение, а последним дурно переделано в изображение пса, и указанием на камни станет обманывать и убеждать неопытных, не имеющих понятия о царском лице, что этот гнусный вид лисицы есть то самое прекрасное изображение царя; таким же образом и эти люди сшивают старушьи басни, и потом вырывая оттуда и отсюда слова, выражения и притчи, хотят к своим басням приспособить изречения Божии. Мы уже сказали, как пользуются они этим способом относительно того, что внутри Плиромы.

2. А вот примеры того, как пытаются они приспособить (слова) из Писаний к своим мнениям относительно того, что вне Плиромы. Господь, говорят, для того пришел на страдание в последние времена мира, чтобы указать на страсть последнего из эонов, и своею кончиною показать конец расстройства происшедшего у эонов. А та двенадцатилетняя девица, дочь начальника синагоги (Лк. 8:41–42), в которой Господь приступил и воздвиг из мертвых, объясняют они, служит образом Ахамофы, которую их Христос распростершись образовал и привел в ощущение оставившего ее света. А что Спаситель явился ей, когда была вне Плиромы в роде выкидыша, об этом, говорят, Павел в первом послании к Коринфянам сказал: «после же всех, как некоему извергу, явился и мне» (1Кор. 15:8). Подобно сему пришествие Спасителя с его сверстниками к Ахамофе открыл он в том же послании, сказав: «должно жене иметь покрывало на главе ангел ради» (1Кор. 11:10). А что Ахамоф, когда шел к ней Спаситель, от стыда надела покрывало, это показал Моисей, «положив покров на лице свое» (Исх. 34:35). И страсти ее, которыми она страдала, говорят назнаменовал Господь на кресте. Так словами: «Боже мой, Боже мой, зачем оставил Меня» (Мф. 27:46), он показал, что Премудрость была оставлена светом и удержана Пределом от стремления вперед; а печаль ее означил словами: «прискорбна душа Моя до смерти» (Мф. 26:39), страх – словами: «Отче.., если возможно, да мимо идет от Меня чаша» (Мф. 26:39) и замешательство словами: «и что скажу не знаю» (Ин. 12:27)2. На три рода людей, учат они, Он указал так: на вещественный, когда говорившему: «иду по тебе», отвечал: «не имеет Сын человеческий где преклонить голову» (Лк. 9:57–58); на душевный, когда сказавшему: «Пойду за Тобою..., но прежде позволь мне проститься с домашними моими», отвечал: «никто возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад не благонадежен царствия небесного» (Лк. 9:61–62). Об этом человеке говорят, что он из средних; а также и тот, который исповедал о себе, что исполнил весьма много дел праведности а потом не захотел последовать, но, по пристрастию к богатству, не сделался совершенным, по их мнению, был душевного рода. Духовный же род, Он означил словами: «предоставь мертвым погребать своих мертвецов; а ты иди возвещай царствие Божие» (Лк. 9:60), и тем, что сказал мытарю Закхею: «сойди скорее, ибо сегодня надобно мне быть у тебя в доме» (Лк. 19:5); ибо этих людей они относят к духовному роду. И притча о закваске, которую женщина, как сказано, положила в три меры муки, указывает по словам их, на три рода: ибо женою, по учению их, называется Премудрость; тремя мерами муки – три рода людей: духовный, душевный, земной; закваскою же, назван сам Спаситель. И Павел, раздельно говорит о земных, душевных и духовных, в одном месте: «каков перстный, таковы и перстные» (1Кор. 15:48), в другом: «душевный человек не принимает того, что от духа» (1Кор. 2:14), и еще: «духовный рассуждает обо всем» (1Кор. 2:15). Слова: «душевный не принимает духа», говорят, сказаны о Демиурге, который, как душевный, не знал ни Матери, которая духовна, ни ее семени, ни эонов плиромы. А о том, что Спаситель восприял начатки тех, кого имел спасти, Павел, учат они, сказал: «если начаток свят, то и примешение» (Рим. 11:16); и начатком названо духовное, а примешением названы мы, то есть, душевная церковь, тесто которой, по их словам, принял Спаситель и поднял Собою, потому что был закваска.

4. И то, что Ахамов блуждала вне Плиромы, получила образование от Христа, и была взыскана Спасителем, указано, говорят, Им Самим, когда сказал Он, что пришел к заблудшей овце (Лк. 15:4–7). Ибо овцою заблудшею, по их изъяснению, называется их Матерь, которую, как думают, посеяна здешняя Церковь, а блужданием – пребывание вне Плиромы, среди всех тех страстей, от которых, по их предположению, произошло вещество. А женщиною, метущею дом, и обретающею драхмы, названа, по их изъяснению, вышняя Премудрость, которая, потеряв свое Помышление, обретает его потом, по очищении всего пришествием Спасителя. Посему и Помышление, по мнению их, возвращается внутрь Плиромы. Симеон, взявший Христа на руки и возблагодаривший Бога и сказавший: «ныне отпускаешь раба Твоего, Владыка, по слову Твоему, с миром» (Лк. 2:29), говорят есть образ Демиурга, который по пришествии Спасителя, узнал о своем перемещении и возблагодарил Глубину. И Анна, которая называется в Евангелии (Лк. 2:36) пророчицею, и которая прожив с мужем семь лет, все остальное время пребыла вдовою до того времени, когда увидев Спасителя, узнала его, и говорила о нем всем, утверждают они, весьма ясно указывает на Ахамофу, которая, не много видевши Спасителя с его сверстниками, во все остальное время оставалась в среднем месте и ожидала, когда Он опять придет, и восстановит ее в ее чете. И имя ее означено Спасителем в словах: «и оправдалась премудрость чадами своими» (Лк. 7:35), а равно и Павлом в словах: «мы премудрость проповедуем между совершенными» (1Кор. 2:6). Павел, как утверждают, сделал указание и на сочетания внутри Плиромы, показав их посредством одного; ибо, пища о сочетании в этой жизни, сказал: «тайна эта велика: я говорю по отношению ко Христу и Церкви» (Еф. 5:32).

5. Еще учат, что ученик Господень Иоанн указал на первую осмерицу, и говорят следующее: «ученик Господень Иоанн, желая сказать о происхождении всего, о том, как Отец привел все в бытие, предполагает некоторое начало, прежде всего рожденное Богом, которое называется Сыном, Единородным и Богом, в котором Отец произвел все в виде семени; Им, говорит, произведено Слово, и в нем вся сущность эонов, которой потом Само Слово дало образ. Итак, поелику он говорит о первом приведении в бытие; то уместно ведет учение от начала, то есть, от Сына и Слова. Говорит же так: «в начале было Слово, и Слово было у Бога, и Бог было Слово. Сей был в начале у Бога» (Ин. 1:1–2). Различив сперва трех: Бога, Начало и Слово, опять соединяет их, для того, чтобы показать и происхождение каждого из двух, то есть, и Сына и Слова, и их единение между собою и с Отцом, ибо в Отце и от Отца начало, а в начале и от начала Слово. Посему хорошо он сказал: «в начале было Слово», ибо оно было в Сыне; и «Слово было у Бога», ибо у Бога было и начало; и «Бог был Слово», это естественно, ибо рожденное от Бога есть Бог. «Сей был в начале у Бога», – показывает порядок происхождения. «Все произошло чрез Него, и без Него ничего не начало быть» (Ин. 1:3) потому что Слово для всех последующих за ним эонов стало виновником образа и происхождения. Но «что произошло в Нем, говорит, есть жизнь» (Ин. 1:3–4); здесь указал и на сочетание; ибо обо всем сказал, что оно произошло через Него, а о жизни, – что она произошла в Нем. Посему жизнь, как происшедшая в Нем, сроднее с Ним, чем то, что происходило чрез Него: она существует вместе с ним и им развивается. Когда Иоанн присовокупляет: «и жизнь была свет человеков», то, упомянув, только о Человеке, сим же словом означил и Церковь для того, чтобы одним именем обнаружить их общение в силу сочетания. Ибо от Слова и Жизни произошли Человек и Церковь. Он назвал Жизнь светом человеков, потому что они освещены ею, то есть образованы и явлены. Об этом и Павел говорил: «все делающееся явным, свет есть» (Еф. 5:13). Посему так как Жизнь сделала явными и родила Человека и Церковь, то и названа светом их. Итак Иоанн сими словами, ясно указал кроме другого, и вторую четверицу: Слово и Жизнь, Человека и Церковь. Но и первую четверицу означил он. Ибо излагая учение о Спасителе, и говоря, что все вне Плиромы Им образовано, называет Его плодом всей Плиромы. Говорит о нем, что «Он свет во тьме, светящийся и ею не объятый» (Ин. 1:5), потому что устроив все, происшедшее от страсти, он остался сему неизвестен. Также называет Его сыном, и истиною, и жизнью, и словом, ставшим плотью, – которого «славу, – говорит, – мы видели, и была слава Его такова, какова была слава Единородного, от Отца данная ему, полна благодати и истины» (Ин. 1:14). (Говорит он так: «ИҐ сл0во пlть бhсть и3 всели1сz въ ны2, и3 ви1дєхомъ слaву є3гw2, слaву ћкw є3динор0днагw t nц7A, и3сп0лнь блгdти и3 и4стины.»)****. Итак Иоанн ясно указал и первую четверицу, сказав об Отце, Благодати, Единородном и Истине. Так Иоанн сказал о Матери всех эонов – первой осмерице; ибо говорит об Отце. Благодати, Единородном, Истине, Слове, Жизни, Человеке, Церкви. Таково учение Птоломея.

https://azbyka.ru/otechnik/Irinej_Lionskij/protiv-eresej/1_8
Pravsib
Ириней Лионский живший во втором веке, приводит в главе XXVI древнего источника "Обличение и опровержение лжеименного знания (Против ересей)", следующего содержания о древних фантазерах:

Учения Керинфа, евионитов и николаитов.

1. Некто Керинф, наученный в Египте, учил, что мир сотворен не первым Богом, но силою, которая далеко отстоит от этого превысшего первого начала и ни чего не знает о всевышнем Боге. Иисус, говорит он, не был рожден от девы, (ибо это казалось ему невозможным); но подобно, как и все прочие люди, был сын Иосифа и Марии, и отличался от всех справедливостью, благоразумием и мудростью. И после крещения сошел на Него от превысшего первого начала Христос в виде голубя; и потом Он возвещал неведомого Отца и совершал чудеса; наконец, Христос удалился от Иисуса, и Иисус страдал и воскрес; Христос же, будучи духовен, оставался чужд страданий.

2. Евиониты напротив соглашаются, что мир сотворен Богом; но в отношении к Господу они того же мнения, как Керинф и Карпократ. Они пользуются только евангелием Матфея, отвергают апостола Павла, называя его отступником от закона. Относительно пророческих писаний, они стараются объяснять их замысловато; совершают обрезание, соблюдают обряды закона и образ жизни иудеев, так что покланяются Иерусалиму, как будто он был домом Божиим.

3. Николаиты суть ученики Николая, одного из семи диаконов, поставленных апостолами. Они живут развратно. Свойства их вполне обозначены в апокалипсисе Иоанна, где сказано, что они учат, что ничего нет законопреступного в нецеломудрии и в еде идоложертвенного. Поэтому сказано об них (Отк. 11:6): «в тебе хорошо то, что ты ненавидишь дело николаитов, которые и Я ненавижу».


https://azbyka.ru/otechnik/Irinej_Lionskij/protiv-eresej/1_26
Pravsib
Ириней Лионский приводит не менее любопытную информацию в догматико-полемическом труде о гностиках:

Глава XXVII.

Учения Кердона и Маркиона.


1. Некто Кердон, заимствовавший учение от симониан и пришедший в Рим при Гигине, который по порядку от апостолов был девятым епископом, учил, что Бог, проповеданный законом и пророками, не есть Отец Господа нашего Иисуса Христа, потому что Того знали, а последний был неведом: Тот правосуден, а Этот благ.

2. За ним последовал Маркион из Понта, который распространил это учение. Он бесстыдным образом богохульствовал, говоря, что проповеданный законом и пророками Бог есть виновник зла, ищет войны, непостоянен в своем намерении и даже противоречит Себе. Иисус же происходил от Того Отца, Который выше Бога Творца мира и, пришедши в иудею во время правителя Понтия Пилата, бывшего прокуратором Тиверия Кесаря, явился жителям иудеи в человеческом образе, разрушая пророков и закон и все дела Бога, сотворившего мир, Которого Он называет также миродержителем. Сверх того Он искажал евангелие Луки, устраняя все, что написано о рождестве Господа, и многое из учения и речей Господа, в которых Господь представлен весьма ясно исповедующий, что Творец этого мира есть Его Отец. Маркион также внушал своим ученикам, что он достойнее доверия, чем апостолы, предавшие Евангелие, а сам передал им не Евангелие, но только частицу Евангелия. Подобным образом он урезывал и послания апостола Павла, устраняя все, что апостолом ясно сказано о Боге, сотворившем мир, что Он есть Отец Господа нашего Иисуса Христа, и что апостол приводил из пророческих изречений, предвозвещавших пришествие Господа.

3. Спасение же принадлежит только душам, которые приняли его учение; а телу, так как оно взято от земли, невозможно участвовать в спасении. К этой хуле против Бога присоединял он, подлинно принимая уста диавола и говоря все в противность истине, следующее: Каин и ему подобные, и содомляне, и египтяне, и им подобные, также, как и все народы, жившие во всяком роде разврата, спасены Господом, когда Он нисходил в ад, и они прибегли к Нему, и приняты в Его царство; Авель, напротив, Энох, Ной и прочие праведники, также потомки патриарха Авраама, вместе со всеми пророками и людьми богоугодными, не получили спасения; – так возвещал змий, бывший в Маркионе. Ибо они, говорил он, зная, что их Бог всегда искушал их, подозревали, что Он и тогда их искушает, и потому не прибегли к Иисусу, и не поверили Его проповеди, и, поэтому, учил он, их души остались в преисподней.

4. Так как он один отважился открыто искажать Писания, и бесстыднее всех клеветать на Бога, то я намерен особо опровергнуть его, обличая собственными его же сочинениями, и с помощью Божьей разрушить его учение, на основании речей Господа и апостолов, которые самим же им уважены и употребляются у него. Но теперь я по необходимости упомянул об нем, чтобы ты знал, что все, которые каким-либо образом искажают истину и повреждают проповедь Церкви, суть ученики и последователи самарянина Симона волхва. Хотя они и не объявляют имени своего учителя, для обольщения других, но преподают его учение. Они пользуются именем Иисуса Христа как приманкою, но разным образом вводят нечестие Симона и чрез то губят многих, коварно распространяя свое учение под прикрытием доброго имени, и подавая под сладостью и красотою имени горький и злой яд змия, первого виновника отпадения.

https://azbyka.ru/otechnik/Irinej_Lionskij/protiv-eresej/1_27
Что из приведенного мы видим?
Очевидно, что Кердон и Маркион уже во втором веке, по-дошедшему до наших дней источнику Иринея Лионского, знатно коверкали и искажали Писание. Как ни странно, но Писание конкретно существовало, как и христианское учение. О чём пишет в своём труде Ириней Лионский.
Маркиона за его лже-учение изгоняли из трех епископств, и в итоге в Риме в 144 году был предан анафеме раннехристианской Церковью и общиной.

Даю ссылку, для тех, кто самостоятельно желает, подробно ознакомиться с древним трудом Иринея Лионского "Обличение и опровержение лжеименного знания (Против ересей)". Древний источник большой и трудоемкий, но оно стоит того, чтобы докопаться до сути.
Вместо того, чтобы впитывать вбросы о "бла-бла-бла".

В настоящем издании представлены все сохранившиеся творения святителя Иринея Лионского – «Обличение и опровержение лжеименного знания» в пяти книгах (по примеру «отца церковной истории» Евсевия и блаж. Иеронима называемое обыкновенно сокращенно «Против ересей») и «Доказательство апостольской проповеди». Св. Ириней, епископ Лионский, был духовным воспитанником св. Поликарпа Смирнского, ученика апостола Иоанна Богослова, и еще сохранял в своих устах живой апостольский голос и дух апостольского учения и Предания.
Он пользовался широкой известностью и огромным уважением всей Вселенской Церкви и был миротворцем в споре между Римом и малоазийскими Церквами по обрядовым разногласиям, но особенно прославился своей борьбой против самых опасных еретиков того времени – гностиков. Ревностно опровергая все существовавшие в то время гностические лжеучения, св. Ириней с удивительной ясностью и глубиной излагает апостольское учение о Боге, о спасении, искуплении и воскресении человека, о Евхаристии и последних судьбах мироздания. В его лице мы видим наиболее яркого защитника идеи Церкви, ее значения и необходимости принадлежать к ней. Весьма ценна экзегетическая сторона сочинений св. Иринея, которой в данном издании было уделено особое внимание: были уточнены и дополнены ссылки на Св. Писание и составлен указатель библейских цитат по сочинениям св. Иринея. Прежний русский перевод протоиерея П.Преображенского дается в новой редакции и снабжен, где это необходимо, текстологическими примечаниями.
Для всех желающих иметь твердое основание веры Господней, апостольской, церковной и пить воду спасения из живых источников.
Pravsib
Дорогие читатели, прошу меня простить - вынужден был отвлечься...
За всем этим, все же, хочу что бы вы не пропустили вот эту небольшую, очень интересную и важную работу И.Ю. Мирошникова, «Миф об андрогине в христианском гностицизме»:
https://vk.com/doc120784706_487806020?hash=847135c797749416e6&dl=294f314aeda8092f4a
В работе рассматривается гностический миф космогенеза и антропогенеза как его части, в преломлении утерянной и возвращенной целостности. Миф об Андрогине является ключевым во всей христианской (и не только) философской системе. Просмотрите ее пожалуйста!
Вы будете постоянно сталкиваться с подобными мотивами и должны понимать о чем идет речь.
Так же рекомендую скачать небольшую работу того же автора: "Евангелие от Египтян. Текстология, антропология и место в истории религий", где просматривается продолжение этой тематики: https://freedocs.xyz/pdf-454233071

Спасибо, что остаетесь в топе и получаете знания. Поверьте, мне было очень трудно и никто мне не освещал путь даже к литературе. Я рад что могу вам помочь.
Но все главное вы можете сделать только сами!
Pravsib
Друзья, сегодня я хочу представить вам один из самых удивительных документов раннего христианства, требующих большого внимания и постоянного осмысливания, поскольку вы все время будете находить нечто новое в его тексте.
Речь идет об обширном трактате "Пистис София" (Вера - Премудрость) из 4-х книг. Это очень сложно, даже для такой вдумчивой публики как вы! Это уникальная жемчужина христианской мысли!
Гностический трактат Pistis Sophia, или Лондонский, или Аскевианский (1) Кодекс, названный так его первым переводчиком М. Шварцем по имени одного из Эонов гностико-христианской космологии, был переписан, вероятно, в IV веке и является не слишком качественным (2) (с лишними повторениями и, возможно, терминологической путаницей) переводом с не сохранившегося греческого оригинала, гипотетически датируемого учёными концом II-го века н. э. В контексте истории раннего, гетеродоксального ещё христианства, этот памятник, едва ли не самый обширный в раннехристианской истории, несёт в себе бездну ещё не открытых смыслов. Действительно, трактат является одним из позднейших христианских гностических текстов, известных нам из дошедших до нас; порой он кажется излишне длинным, нередко изобилует повторами, в нём достаточно много космологических "фигур умолчания", а в качестве экзегетической базы Покаянных гимнов Пистис Софии используются книги Ветхого Завета. Однако большую часть замеченных исследователями "недостатков" текста можно воспринимать и как достоинства.
Пистис София Я даже не всем могу советовать его изучение и надеюсь, что вы прекрасными праздничными вечерами, при неподдельном интересе, выкроите толику времени на это поистине чудо христианской литературы:
Иисус сказал (еще) своим ученикам: "Если Сфера вращается, и Кронос и Арес идут позади Девы Света, а Зевс и Афродита идут впереди Девы Света, причем пребывают они в своих собственных Эонах, то раздвигаются Покровы Девы Света. И она бывает радостна в то время, так как видит перед собой обе эти светлые звезды. А все души, которые она бросит в тот час в Круг Эонов Сферы для того, что они явились в мир, станут праведными и добрыми и отыщут на сей раз Таинства Света. Она отправляет их в другой раз, чтобы они нашли Таинства Света. Если же, наоборот, Арес и Кронос идут впереди Девы Света, а Зевс и Афродита позади нее, так что она не видит их, то все души, которые она бросит в это время в Творения Сферы, будут лживыми и гневными и не отыщут Таинств Света".
Сотни страниц подобного текста требуют самоотверженного труда, но вы должны знать, чем отличается реальное многообразное в высокой философии христианства от того, извините, что вы могли встретить... в другом месте.
Некоторые предварительные соображения высказаны вот тут, для начала:
http://apokrif.fullweb.ru/gnost/about_pistis.shtml
Я бы советовал начать с четвертой Книги, поскольку она изначально была отдельным произведением и содержит относительно понятные вещи: отличие Четвертой Книги Пистис Софии от Третьей заключается в том, что в ней, во-первых, еще более конкретизируются различные наказания за различные грехи человеческие, также ждущие каждого после его физической кончины; во-вторых, здесь уже сам Иисус, а не Пистис София, обращается к Иао с молитвами о спасении и последующем мессианизме своих Апостолов.
Сам трактат без сомнения самый поздний, поскольку испытал ортодоксальные правки, но сейчас бесполезно говорить об этом.

Приятных Праздников!
Я желаю всем отыскать в итоге свои Таинства Света!
Для этого мы одарены Мыслью Светлой!
AeliusHadrianus
Я могу рекомендовать, прежде чем вы приступите к первому прочтению трактата, следующий материал:
http://www.delphis.ru/journal/article/trete-rozhdenie-gnosticheskogo-evangeliya-pistis-sofiya-0
с дружественного ресурса. Он вас немного подготовит к восприятию информации:
Каждый человек, вероятно, в какой-то момент своей жизни обязательно задумывается о сути и цели религий. Чтобы ответить на возникающие вопросы, ему придётся обратиться к учениям древних, познакомиться с их прозрениями, осмыслить их и понять, что есть нечто единое, из века в век повторяющееся в разных верованиях. И тогда к духовному искателю приходит мысль о том, что существуют истины, которые с течением времени не изменяются. А это значит, что есть и единый источник сокровенного и спасительного для души Знания, которое в раннехристианские времена называли на греческий манер – гнозисом. Религии же даются людям, чтобы ускорить и направить по правильному руслу человеческую эволюцию. Этого можно достичь, только если религиозные знания дойдут до сознания каждого человека и изменят его. Поэтому во все времена религии стремятся развивать моральные и этические качества людей, их духовную природу.

Однако в жизни всё обстоит не так просто. Все люди стоят на разных ступеньках своего развития. И поэтому они не в одинаковой степени готовы понять и принять сокровенные знания. В древности носителями такого знания были иерофанты, жрецы и посвящённые. И преподносили его они народу через череду мистерий – от малых до Великих, по мере готовности людей принять их. Путь к Великим мистериям был открыт только избранным, прошедшим многие тяжелейшие испытания. И таких были единицы. Имена многих из них человечество хранит в своей памяти.

Особенно славились мистерии Египта. Многие великие мыслители Греции, в том числе и Платон, отправлялись в Саис и Фивы, чтобы получить посвящение у египетских Учителей Мудрости. Позднее стали знаменитыми и Элевсинские Мистерии греков, которые просуществовали до IV века н. э. Мистериальная практика существовала у персов, в Самофракии, Скифии и Халдее. Известны орфические и вакхические мистерии.

И христианство в своём раннем периоде ничем в этом смысле не отличалось от всех остальных великих религий. Но постепенно эта практика сошла на нет, и о ней забыли, заменив её театрализованными церковными церемониями, в которых верующие остаются лишь зрителями. Доказательства существования мистериальной составляющей в раннем христианстве есть и в писаниях апостолов, и их учеников, а также таких основоположников церковного богословия как Климент Александрийский (150 – пред. 215) и его ученик Ориген (ок. 185–254). О том же свидетельствуют и учения знаменитых христианских гностиков II века, в том числе Василида и Валентина.. «Пистис София» («Pistis Sophia»), описывает, как воскресший из мёртвых Иисус поучает в течение 11 лет своих учеников. Ранее он им не мог дать этих знаний, они не способны были их «вместить» [Иоанн. XVI, 12].
AeliusHadrianus
Не поленюсь еще представить вам в преддверии прочтения Пистис Софии, статью Марианны Казимировны Трофимовой - выдающегося российского исследователя культуры ранних христиан, историка, коптолога и переводчика: http://proroza.narod.ru/Trofimova.htm
Это произведение сохранилось в пергаментном кодексе, который называют Аскевианским по имени лондонского врача и библиофила А. Эскью, купившего рукопись в 1750 г.
Это произведение, дошедшее до нас в коптской рукописи, написано, очевидно, в Египте, но вопрос о том, имеем ли мы дело с оригиналом или с переводом с греческого, остается открытым. Несмотря на то что Аскевианский кодекс известен ученым более двух веков, он изучен явно недостаточно. И хотя имеется несколько переводов "Пистис Софии" на новоевропейские языки и латынь, до сих пор отсутствует критическое издание рукописи, которое было бы снабжено комментарием и полным справочным аппаратом. Можно только недоумевать, почему этому уникальному памятнику гностической литературы, на который постоянно ссылаются, так не повезло с фундаментальными исследованиями. (Сейчас уже есть!)
Как бы ни решался вопрос о природе гностицизма, мифологический аспект древних текстов, которые можно поставить в связь с этим явлением, очень существен. В этом смысле "Пистис София" представляет немалый интерес. Значительная часть этого произведения посвящена мифу о падении, покаянии и спасении сущности мира высшего - Пистис Софии. Другая группа мифологических представлений связана с вопросом о душе, ее мытарствах и пути спасения. Очевидна согласованность этих частей рукописи - о Софии горней и о душе человека. Ведь стержневой для всего произведения является тема света, его единства и очищения, сопротивления его отторжению и рассеянию, представленная на уровне как космического бытия, так и единичного существования.
"Пистис София" построена по типу беседы воскресшего Иисуса с его ближайшими учениками - форма, обычная для многих гностических текстов. В беседе открывшийся ученикам Иисус, описывая свой путь в вышние, повествует им об участи Софии. При этом он постоянно обращается к ученикам, призывая их к истолкованию услышанного. Предлагаемый нами фрагмент начинается и кончается словами Иисуса. Намереваясь познакомить читателей с тремя первыми покаянными гимнами Софии (всего этих гимнов в "Пистис Софии" - 13), мы сочли необходимым - для удобства понимания - начать перевод с рассказа Иисуса ученикам о злоключениях Софии. Далее следуют гимны Софии, обращенные к Свету. Они перемежаются интерпретацией, которую предлагают Мария Магдалина, Петр, Марфа, ссылаясь на псалмы Давида. Особый вид интерпретации представляет собой беседа Иисуса с учениками, сопровождающая гимны и псалмы
Нужно понимать, что на самом деля сам трактат представляет собой гимн-медитацию порой, вы это увидите из текста.
Но, как минимум, три перевода, порой не совсем понимающих о чем идет речь толмачей, исказили мотив и тон песнопений - мы не можем восстановить первоначальный эффект. Немного цитат из Трактата:
Будучи в одном из мест мироздания — в “Месте царствия Адамаса, в месте, что пред Девой света”, — продолжает Спаситель “ ... они подносят прежней душе чашу забвения из семени зла, наполненную всеми различными желаниями и всем забвением; и тотчас, как только эта душа выпьет из чаши, она забудет все места, в которые ходила, и все наказания, которые прошла, и эта чаша воды забвения становится телом снаружи души, становится похожей на душу всем видом и подобной ей, — то есть тем, что называется духом обманным... ... И эта чаша забвения становится духом обманным для этой души и остается снаружи души, будучи одеждой ей, будучи похожей на нее всем видом, будучи покровом как одежда снаружи ее....
И кладут они (Архонты) дух обманный снаружи души, так чтобы он наблюдал за ней и был придан ей, и Архонты привязывают его своими печатями и путами и припечатывают его к ней, дабы всякое время он принуждал ее соделывать все их страсти и все их беззакония с тем, чтобы она всякое время была рабыней им и оставалась в их подчинении всякое время при переменах тела. И припечатывают дух обманный к ней, дабы пребывала она во всех грехах и похотениях мира. Вот, потому таким образом я принес в этот мир тайны, которые развязывают все путы духа обманного и все печати, связавшие душу, те, которые делают душу свободной, и освобождают ее от Архонтов, и делают светом чистым, и влекут ее в царство ее Отца, первого исшествия, первой Тайны навеки....
В этой форме Литурги Архонтов несут силу, душу и дух обманный, бросают их трех в мир и направляют (их) в мир Архонтов середины. Архонты середины также наблюдают за духом обманным и за долей, имя которой есть Мойра, которая ведет человека к тому, чтобы быть ему умерщвленному смертью, ему предназначенной; это та (Мойра), которую Архонты великой Геймармене привязали к душе(Далее в тексте описываются становление и жизнь человека — от момента его зачатия и до смерти, рассказывается о том, какую роль при этом играет судьба — Геймармене, как множество Архонтов создает в утробе матери тело зародыша, как каждый из этих Архонтов дает имя той или иной его части, как налагаются на него печати с указанием сроков и событий жизни, которую ему предстоит прожить.)...
“... И когда исполнится число месяцев рождения ребенка, младенец рождается; мала в нем смесь силы, мала в нем душа, мал в нем дух обманный, напротив, Мойра велика. Она не смешана с устроением тела, но сопровождает душу, тело и дух обманный вплоть до времени, когда душа выйдет из тела, из-за вида смерти, которой она умертвит его в соответствии с той участью, что предназначена ему Архонтами великой Геймармене; если он должен умереть от дикого зверя, Мойра приведет к нему дикого зверя, чтобы тот умертвил его, или если он должен умереть от змеи, или должен упасть случайно в ров, или должен повеситься, или должен умереть в воде такой-то или другой смертью, хуже этой или лучше, — словом, Мойра есть та, которая понудит его смерть к нему. Это — дело Мойры, и нет у нее другого дела, кроме этого. И Мойра сопровождает этого человека до дня его смерти.”
Ответила Мария, она сказала: “Так, значит, все люди, которые в мире, или все, что им предназначено от Геймармене, будь то хорошее, будь плохое, будь грех, будь смерть, будь жизнь, — словом, все, что им предназначено Архонтами Геймармене, — случится ли это?” Ответил Спаситель, Он сказал Марии: “Воистину говорю тебе, все, что предназначено каждому от Геймармене, будь то хорошее, будь какой-нибудь грех, словом, все, что ему предназначено, случится с ним. Вот, из-за этого Я принес ключ тайн Царствия небес, или иначе — никакая плоть в мире не будет спасена, ибо без тайны никто не внидет в Царствие света, ни праведник, ни грешник...”
Одним из самых сведущих апостолов, кстати, которая представлена активно беседующей с Иисусом, является Мария Магдалина. Продублирую сам текст:
http://khazarzar.skeptik.net/books/pistis_s.htm

Приятного прочтения!
Pravsib
После разрушения Иерусалима разрыв христианства с иудейскими традициями стал свершившимся фактом, и внутренняя связь христианства с иудейством распалась сама собою. Острота противостояния между иудеохристианами и христианами-эллинистами, последователями Петра и последователями Павла отошла в прошлое. С крушением престижа Иерусалима основы иудаизма уже не имели реального значения, и сохранение их в христианстве не влекло за собой признания всего иудейского мировосприятия. В результате актуальное некогда противостояние между ветхозаветным и новозаветным мышлением постепенно сменилось на противостояние в рамках уже новозаветного мышления, но теперь уже между сущностью и формой христианства, между его мистическим и профанным содержанием, между диалектиками и догматиками.
За христианами - мистиками было богатство всей восточной традиции, её таинства и мистерии, высочайшая греческая философия. За сторонниками же массовости и буквализма – лишь то, что веками с отвращением взирало на эллинский мир, а именно – ветхозаветный йахвизм.
С привнесением в христианство ветхозаветных атавизмов с епископальной церковью произошла удивительная метаморфоза. Догматизаторы этой церкви, оставаясь эллинистами, и так же, как и прочие эллинисты, проповедуя отмену Христом ветхозаветной обрядности, вознесли внешние формы жизни Иисуса (его воспитание в иудейской традиции, еврейское происхождение по матери и пр.) в ущерб сокровенному значению его Учения. Тo, что Иисус говорил только окружавшим его евреям, то есть на понятном им языке и с использованием строк из их же Писания, – догматики церкви приняли за признак национальной праведности.
Это объясняет, почему в понимании гностиков Ветхий Завет, постулировавший йахвистское разделение, и божество, его вдохновлявшее, воспринимались в апокалипсически-мрачных тонах.
В действительности, уже для многих ранних христиан, которые родились вдали от Палестины, были воспитаны в эллинских традициях, Ветхий Завет совершенно утратил или, вернее, уже не имел того духа и смысла, какой он имел во все времена для самих евреев. Немалую роль здесь сыграл и греческий перевод Писания (Септуагинта), выражавший, как было сказано ранее, фактически идеологию новой религии, адаптированную к эллинизму. Таким образом, в доктринальные основы христианства контрабандным путем, вопреки Учению Христа, проник иудаизм, причем в весьма гипертрофированном виде. Такой иудаизм, насильственно оторванный от исторических общинных условий иудейства, лишенный национального духа, приобрел в церковном христианстве особое,«абстрактно-мистическое» значение. Еврейское Писание, утратившее на чужеродной эллинской почве свой первоначальный смысл национально-религиозной истории, теперь развернулось перед христианским мышлением символической поэмой вечного Богоискательства, которого там, за исключением текстов отдельных пророков, не было и в помине. Ведь сама принадлежность к семени
«богоизбранных» и совершённое обрезание делали излишним какое-либо Богоискательство.
Церковные экзегеты, вытесненные из недоступной им области мистицизма «языческого» мира, будучи за свои поверхностные знания в сакральных науках постоянным предметом насмешек как со стороны «языческих» философов, так и со стороны христиан-гностиков, вынуждены были весь пыл своей нереализованной религиозной энергии обратить на оболочку символов.
К сожалению, среди этих внешних символов центральными оказались уже отвергнутые символы иудаизма. Как это бывает при создании любой ритуалистической религии, то есть когда внутреннее содержание подменяется внешним замещением, догматизаторы постарались насытить буквальное значение непонятных
им ветхозаветных образов аурой святости. В результате разрушенный римлянами Иерусалим, переставший к этому времени быть реальным понятием национальной столицы иудейства, для христиан обратился в метафизический символ неземной отчизны человеческого духа вообще; Сион, земля иудейского обетования – оказался достоянием общечеловеческой мистики, превратился в туманные грезы о мире ином; поэзия национально-ориентированных древнееврейских псалмов вдруг обнаружила выражение всяческих
порывов общечеловеческого духа к Неведомому, собрав всю мистику мировой тоски. И наоборот, лучшие достижения античного мира, которые традиционно отвергала ветхозаветная заносчивость, были оклеветаны и принижены. В результате как ветхозаветное, так и античное наследие в представлении христианских теологов стало больше напоминать мир искаженного зазеркалья. Малое и еле просматривающееся стало видиться большим и цветущим, а огромное и прекрасное – мелким и примитивным.
Неправда ли? Истина в каждом слове.
AeliusHadrianus
Исследования показали, как происходила доктринальная подмена идеалов древнего христианства на текстологическом уровне: «Столкнувшись с реальной угрозой того, что маркиониты и валентиане “приберут к рукам” Павла, они (отцы церкви) должны были продемонстрировать в споре его ортодоксальность (как они её понимали). Но в реальности получилось так, что использовать Павла для защиты ортодоксии они могли лишь искажая его в большинстве этих вопросов…» (Данн Д.Д. Единство и многообразие в Новом Завете: исследование природы первоначального христианства / Пер. с англ. М., ББИ, 1999. С.315.).
"Отцов – продолжает Данн, – обычно поражала сила контраста, проводимого Павлом между (ветхозаветным) Законом и Евангелием… Они были готовы идти на любые экзегетические средства, сколь бы натянутыми те ни были, чтобы предотвратить истолкование Павла в маркионовском (антиветхозаветном и антииудейском) смысле». «Короче говоря, – резюмирует Данн после приведенных им примеров, – во всех этих важных моментах спора между гностицизмом и возникающей ортодоксией, Отцы могли сохранить Павла в рамках великой Церкви лишь путем неправильного его толкования». Другими словами, то, что не удалось в посланиях Павла подделать текстуально в более ранние времена, впоследствии было извращено с помощью толкования (так называемое Предание). «Лишь с Иринея (Лионского), – отмечает Данн, – ортодоксия стала предпринимать решительные усилия к тому, чтобы вырвать богословие Павла из рук еретиков. Но при этом вырисовывался Павел Пастырских посланий (откорректированных или скорее написанных после смерти Павла) и Деяний (апостолов). Получился Павел - противостоящий "ереси" силой церковного Предания, с готовностью признающий авторитет Двенадцати (апостолов), не знающий разрыва с Иерусалимом. Получился Павел, чья антитеза (ветхозаветного) Закона была приглушена, а центральное учение об оправдании благодатью через веру еле заметно. "Цена, которую должен был уплатить апостол язычников (Павел), за право остаться в Церкви, состояла в полном отказе от своих личных особенностей и исторического своеобразия” (Бауэр. Orthodoxy, p.227)". О чем я пишу и сотни исследователей нашего времени: Д.Д.Данн и ряд других ученых доказывают, что Пастырские послания ап. Павла (1-2 Тим, Тит) написаны уже после смерти Павла и в них отстаивается несвойственный Павлу примат церковного управления и особая роль епископата. А.Гарнак, например, пишет: «ап. Павел, трудно узнаваемый в Пастырских посланиях…». Различия в стиле Посланий к Ефесянам, Тимофею, Титу и Филимону столь существенны, что многие решили, что они принадлежат не Павлу… Послание к Евреям написано на очень изысканном греческом языке человеком, хорошо знакомым с трудами (греческих) философов». Это вообще не Послание, не Павла, не к евреям..)
Pravsib
Труд Иринея Лионского "Обличение и опровержение лжеименного знания (Против ересей)" является основным источником для историков и иследователей раннехритианских гноститических нетрадиционных учений, как и авторитетным в христианском мире. Внезависимости от того, что кто - то там в частной форме, чего-то там на форуме посчитал.
Основная тема писательского труда Ириния Лионского состоит в описании и противостоянии ортодоксального христианского учения от апостольских времен с древним гностицизмом, гностицизмом, который исказил христианское Апостольское учение, а точнее против гностических форм Маркиона, Валентина и т.п.

И, так рассмотрим следующее в первой книге Иринея Лионского "Обличение и опровержение лжеименного знания (Против ересей)":

Глава XXVIII.

Учение Татиана, энкратитов и других.

1. От вышеупомянутых (лжеучителей) произошли уже многие отрасли многих ересей, потому что многие, даже все желают сами быть учителями и уклониться от той ереси, которой держались. Образуя учение из другой системы мнений и потом опять составляя одно из другого, они стараются учить новому, выдавая самих себя за изобретателей составленного ими учения. Так например: так называемые воздержные (энкратиты), происшедшие от Сатурнина и Маркиона, проповедовали безбрачие, отвергая изначальное создание Божие и косвенно порицая Того, Который сотворил мужеский пол и женский для рождения людей; и ввели воздержание от употребления животных, делаясь неблагодарными к сотворившему все Богу. Они отрицают также спасение первозданного человека; это мнение, впрочем, было изобретено у них очень недавно. Первый ввел эту хулу Татиан, который, быв слушателем Иустина, пока находился вместе с ним, ничего такого не высказывал, но после его мученичества отпал от Церкви и, возбужденный мыслию быть учителем, как превосходнейший пред другими, составил свой собственный образ учения. Он баснословил, подобно валентинианам, о каких-то невидимых эонах, подобно Маркиону и Сатурнину, объявлял брак растлением и блудом, и сам от себя отрицал спасение Адама.

2. Другие, напротив, следуя Василиду и Карпократу, ввели непозволительное сожительство, многоженство и неразборчивость к употреблению идоложертвенного, говоря, что Бог не очень обращает внимание на это. Но зачем продолжать? Невозможно перечислить тех, которые таким или другим образом отпали от истины.

Глава XXIX.

Учения других гностических сект, в особенности варвелиотов.

1. Кроме этих, от вышеупомянутых симониан произошло еще множество гностиков, появившихся как грибы из земли; – я изложу их главные мнения. Некоторые из них принимают Эона, никогда не стареющегося, в девственном духе, которого они называют Варвелос. Потом говорят, что где-то существует неименуемый Отец: Он восхотел открыть себя этому Варвелосу. Сия мысль (Εννοια) по своем появлении предстала пред ним и потребовала Предведения (Προγνωσις); когда появилось Предведение, то по просьбе их проявилось Нетление (Αφθαρσια), а за нею Жизнь вечная (Ζωη αιωνια). Услаждаясь сим и созерцая их величие, Варвелос, радуясь зачатию, родил подобный ему свет. Его они называют началом света и происхождение всех вещей, и говорят, что Отец, увидев этот свет, помазал Его своею благостью, чтобы Он был совершен. Этот свет, утверждают они, есть Христос, Который опять, по словам их, потребовал, чтоб Ему дан был на помощь Ум (Νους); и Ум явился. Сверх того Отец производит Слово (Λογος). Так образуются сочетания Мысли с Словом, Нетления с Христом; Жизнь же вечная соединилась с Волею (Θηλημα), а Ум с Предведением. И они восхваляли великий свет и Варвелоса.

2. После сего, говорят они, произошел от Слова и Мысли Саморожденный (Αυτογενης) для представления великого света, и он, по словам их, был весьма почтен и все ему подчинено. Вместе с ним произошла Истина (αληθεια), и явилось сочетание Саморожденного с Истиною. От света же, который есть Христос, и от Нетления произошли для сопровождения Саморожденного четыре светила; а от Воли и вечной Жизни появились для служения этим четырем светилам также четыре истечения, которые они называют – благодатью (χαρισ), хотением (θηλησις), смыслом (συνεσις) и разумом (φρονησις). Из них благодать сочеталась с великим и первым светилом: под ним они разумеют Спасителя и называют его Армогеном; хотение же соединилось со вторым, которое они называют Рагуел, смысл с третьим светом, которому они дают имя Дадуд, разум с четвертым, которое они называют Элелет.

3. После того как все так утвердилось, Саморожденный сверх того произвел совершенного и истинного человека, которого они называют Адамантом, так как ни он не был принужден, ни те, от которых он получил начало: он вместе с первым светом был удален от Армогена. Саморожденный же при этом произвел с человеком и сочетал с ним совершенное знание (поэтому он и узнал Всевышнего), ему также дарована девственным духом непобедимая сила, и все стало прославлять великого Эона. Отсюда, говорят они, произошли мать, отец и сын; от человека же напротив и знания произросло дерево, которое они также называют знанием.

4. Потом от первого ангела, который находится при Единородном, произошел Дух Святый, Которого они называют Премудростью (Σοφια) и Пруникос. Он же, увидев, что все прочее находится в сочетании, а Он не, имеет супруга, искал с кем бы ему сочетаться; и не нашедши его, Он расширился и посмотрел на нижние области, думая найти здесь супруга; и не нашедши, с досадою отвернулся назад, потому что сделал попытку без благоволения Отца. После того, побуждаемый простотою и добротою, Он произвел творение, в котором было неведение и дерзость. Это произведение Его, говорят они, есть первый начальник (προαρχων), создатель этого творения; его, по сказанию их, великая сила отвлекла от матери, и он низшел от нее в нижние области и сотворил твердь небесную, в которой, по словам их, и живет он. И как неведение, он сотворил все подчиненные ему власти ангелов, тверди и все земные вещи. После сего соединившись с дерзостью (αυθαδεια), произвел злобу, ревность, зависть, ярость и похоть. После того как эти родились, мать Премудрость с скорбью удалилась и возвратилась на высоту и стала, если считать снизу, осмерицею. С удалением ее, Он подумал, что один только существует, и потому сказал: «Я один Бог, Ревнитель, и кроме Меня нет Бога». Такие-то вещи они выдумывают.

https://azbyka.ru/otechnik/Irinej_Lionskij/protiv-eresej/1_29
Как точны и истинны слова в 1-м послании Петра в Новом Завете:

Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить.

1-е послание Петра
Pravsib
В первой книге "Обличение и опровержение лжеименного знания (Против ересей)" Иринея Лионского, приводятся в описании офиты и их учение.
В котором прослеживается удаление от апостольского христианского учения:


Глава XXX.

Учение офитов.

1. Другие опять говорят чудовищное, именно, что в силе Глубины существует некоторый первый свет, блаженный, нетленный и безграничный; Он есть Отец всех вещей и назван Первым Человеком. Из него происшедшую мысль называют Его Сыном, и вот, говорят, – Сын человеческий, второй человек. Ниже их есть Св. Дух, и ниже высшего Духа отдельные стихии: вода, темнота, глубина и хаос, над которыми носится Дух, называемый у них Первою Женою. Когда же в последствии, говорят, Первый Человек с Своим Сыном возвеселился о красоте Духа, т. е. жены, и озарил Ее, то родил от Нее нетленный свет, третьего мужа, которого они называют Христом, Сыном Первого и Второго человека и Святого Духа, Первой Жены.

2. Но так как Жена, Которую Они называют также матерью живущих, когда вступили в общение с Нею Отец и Сын, не могла ни вынести, ни воспринят величия светов, то переполнилась и переливалась на левую сторону; и тогда Единственный Сын Их, Христос, как принадлежащий к правой стороне и стремящийся в высоту, внезапно вместе с матерью был взят в нетленный эон. Это есть истинная и святая Церковь, которая была наименованием, собранием и соединением Отца всех вещей, Первого Человека, и Сына, Второго Человека, потом Христа, Их Сына и помянутой Жены.

3. Но сила, учат они, которая перелилась из Жены, имея орошение света, спустилась от отцов своих; имеет же орошение света, по своей собственной воле; и ее называют левою, Пруникос, Премудростью; и мужеско-женскою. И она по простоте своей спустилась в воды, бывшие еще неподвижными, привела их в движение, смело спустившись до последних глубин, и получила от них тело. Ибо, по словам их, все устремилось к орошению ее света, пристало к нему и окружило, и если бы его не имела, быть может она вполне была бы поглощена и потоплена материею. Будучи связана материальным телом и весьма им обременена, она пришла, наконец, в себя и попыталась убежать от вод и вознестись к матери, но была не в силах по причине тяжести окружающего ее тела. Находя себя в очень худом состоянии, она старалась скрыть свет, который свыше, боясь, чтобы и он, подобно ей, не потерпел обиды от низших стихий. И получив силу от орошения своего света, она воспрянула и воспарила на высоту: и пришедши на высоту, она расширилась, покрыла часть (пространства) и сделала из своего тела видимое небо: она осталась под небом, которое сотворила, доныне имеет образ водяного тела. Когда же возжелала высшего света и вполне получила силу, она отложила тело и освободилась от него. И это тело, которое она отложила, называют они женою от Жены.

4. Кроме того, Сын Ее, говорят они, имел также в себе некое дыхание нетления, оставленное Ему Матерью; чрез которое Он действует, и, сделавшись могущественным, произвел и Сам, как говорят, из вод Сына без матери; ибо они принимают, что Он не знал матери. Его Сын опять, подражая Своему Отцу, произвел второго сына. Этот третий также родил четвертого, а четвертый опять пятого Сына. От пятого, говорят они, родился шестой Сын; а шестой родил Седьмого. Таким образом произошла у них седмерица, тогда как мать занимает восьмое место; и как в своем рождении, так и по достоинствам и силам они предшествуют один другому.

5. Они дали также имена своим вымышленным лицам, именно: первый от матери называется Иалдаваоф, сын от него – Иао, его сын – Саваоф, четвертый – Адонеус, пятый – Элоеус, шестой – Ореус, и седьмой и последний – Астанфеус. Эти небеса и силы, власти, ангелы и творцы, по их предположению, сидели на небе в порядке своего рождения, невидимо управляя небесным и земным. Первый из них, Иалдаваоф, не уважал матери, потому что без чьего-либо дозволения произвел детей и внуков, а также ангелов, архангелов, силы, власти и господства. Затем его сыновья начали с ним спор и брань за господство; поэтому Иалдаваоф в скорби и отчаянии обратил взор на лежащую внизу тину материи и направил на нее свою похоть, отчего родился сын. Это есть Ум, вьющийся в образе змия, отсюда дух, душа и все в мире; оттого произошли всякая забывчивость, злоба, ревность, зависть и смерть. Этот змееобразный и извитый Ум, получил еще более изворотливости от Отца, когда он был с Отцом на небе и в раю.

6. Вследствие сего, радуясь и похваляясь о всем, что ниже его, Иалдаваоф сказал: «Я Отец и Бог, и кроме Меня нет никого». Мать же, услышав это, воскликнула к нему: «Не лги, Иалдаваоф, ибо выше тебя есть Отец всего – Первый Человек и Человек, Сын человеческий». Когда все были поражены новым голосом и неожиданным названием и спрашивали, откуда явилось это восклицание, Иалдаваоф, говорят, чтоб отвести их и привлечь к себе, сказал: «Придите, сотворим человека по образу нашему». Шесть сил, слышавшие это, при содействии Матери, сообщившей им идею человека, чтобы лишить их чрез него первоначальной силы, вместе образовали человека чрезвычайно огромного и по толщине и по длине: но так как он только ползал, то они привели его к Отцу своему, а так действовала Премудрость, для того, чтобы и его лишить орошения света, дабы Он, имея силу, не восстал на тех, которые выше Его. Когда же Он вдохнул в человека дыхание жизни, Он тайно был лишен силы, а человек получил от Него Ум и Помышление – эти силы, по их словам, участвуют в спасении – и тотчас возблагодарил Первого Человека, оставив своих создателей.

7. Иалдаваоф, завидуя этому, вознамерился лишить человека силы посредством жены и произвел от своего Помышления жену, которую приняла та сила, называемая Пруникос, и незаметным образом лишила силы. Прочие же, приходя и удивляясь красоте жены, назвали ее Евой и, полюбив ее, родили с нею сыновей, которых называют ангелами. Но их Мать постаралась, посредством змия, обольстить Еву и Адама к преступлению заповеди Иалдаваофа. Ева, слыша это как будто от Сына Божия, легко поверила и склонила Адама вкусить от того древа, от которого Бог запретил им вкушать. Вкусив же, говорят они, познали они возвышенную над всем силу и отпали от тех, которые их создали. Пруникос, увидав, что они были побеждены их собственным созданием, весьма возрадовалась и опять воскликнула, что он (Иалдаваоф), называя себя прежде Отцом, солгал, так как Отец нетленен, и что, тогда как искони существовали Человек и Первая Жена, она одна (Ева) согрешила чрез любодеяние.

8. Но Иалдаваоф, по забвению, в которое впал, и не обращая внимания на эти дела, изгнал из рая Адама и Еву за то, что они преступили Его заповедь. Он хотел, чтобы от Евы были рождены Ему дети, но этого не достиг, потому что Ему во всем противодействовала Его Мать, Которая тайно лишила Адама и Еву орошения света, чтобы не был причастен проклятию и осуждению дух, происходящий от верховной силы. Таким образом, учат они, лишенные божественной сущности, они были прокляты Им и с неба низвержены на эту землю. И змий, противодействовавший отцу, был изгнан Им в дольний мир и подчинил себе здешних ангелов, и родил шесть сыновей, будучи сам седьмым, по примеру седмерицы, окружающей Отца. И это, говорят они, суть семь мировых демонов, противостоящих человеческому роду и всегда противодействующих ему, потому что их Отец был низвержен долу за людей.

Показать спойлер
9. Адам и Ева прежде имели легкие, светлые и как бы духовные тела, с каковыми они и были созданы, но когда пришли в мир сей, тела их изменились в более темные, тяжелые и неповоротливые, и душа их стала слабая и вялая, так как они получили от Создателя только мировое дыхание. Тогда сжалился над ними Пруникос и возвратил им благоухание орошения света, при посредстве которого они пришли в воспоминание о самих себе и узнали, что они наги и имеют материальное тело; также узнали, что они носят смерть; но возымели бодрость, уразумев, что они только на некоторое время облечены телом, также они нашли пищу под руководством Премудрости и, по насыщении, познали друг друга плотски и родили Каина, которого змий, проклятый вместе с своими детьми, скоро развратил, наполнил земною забывчивостью и довел до такого безумия и дерзости, что он, умертвив своего брата Авеля, первый обнаружил зависть и смерть. После них, говорят, родились по предусмотрению Пруникоса Сиф, потом Норея, от которых происходит остальное множество людей; и они от шестой седмерицы были вовлечены во всякую злобу и отпадение от высшей святой Седмерицы, в идолослужение и всякое презрение, так как им невидимо противодействовала во всем Мать и спасала Свою собственность, т. е. орошение света. Под святою Седмерицею разумеют они семь звезд, которые они называют планетами; и отверженный змий, утверждают они, имеет два имени, Михаил и Самаел.

10. Иалдаваоф же, разгневавшись на людей за то, что они не поклонялись Ему и не чтили Его, как Отца и Бога, послал на них потоп, чтобы зараз погубить всех. Но так как и в этом противостала Ему Премудрость, то Ной и бывшие с ним в ковчеге были спасены посредством орошения ее света, и чрез это мир опять наполнился людьми. Одного из них, по имени Авраама, избрал Сам Иалдаваоф и положил с ним завет, что Он даст ему, если его семя постоянно будет Ему служить, землю в наследие. Выведши потомков Авраама чрез Моисея из Египта, Он дал им закон и сделал их иудеями; из них Он избрал семь дней, которые они называют святою Седмерицею. И каждый из них получает себе вестника, для прославления и проповедания Его, как Бога, чтобы прочие, слыша эти хвалы, служили богам, возвещаемым пророками.

11. Пророков же они разделяют так; пророки Иалдаваофа суть: Моисей, Иисус Навин, Амос и Аввакум: пророки Иао: Самуил, Нафан, иона и Михей; пророки Саваофа – Илия, Иоиль и Захария; пророки Адонаи: Исаия, Иезекиль, Иеремия и Даниил; пророки Элои: Товия и Аггей; пророки Орея: Михей и Наум; пророки Астанфея: Эздра и Софония. Каждый из сих пророков прославляет своего Отца и Бога. Сама Премудрость, говорят они, много говорила и возвещала чрез них людям о Первом Человеке, нетленном Эоне и горнем Христе и внушала и напоминала им о нетленном свете, Первом Человеке и о нисшествии Христа. Когда князья были поражены этим и удивлялись новости вещей, проповеданных пророками, то Пруникос сделала чрез Иалдаваофа, который не знал, что Он делает, то, что родились два человека, один от неплодной Елизаветы, другой от девы Марии.

12. Но так как она сама не имела покоя ни на небе, ни на земле, то призвала она в скорби своей на помощь свою мать. Мать Ее, Первая жена, сжалилась над раскаянием дочери и просила Первого Человека, чтобы послан был он на помощь Христос, который и низшел таким образом к своей сестре и к орошению света. Когда же низшая Премудрость, узнала, что к ней нисходит ее брат, возвестила чрез Иоанна Его прибытие, установила крещение покаяния и предуготовила Иисуса, чтобы Христос при Своем сошествии нашел чистый сосуд, и чтобы чрез Сына того Иалдаваофа была возвещена Христом Жена. И Он, говорят они, сошел чрез семь небес, уподобился детям их и мало помалу лишил их силы. Потому что ему сообщилось все орошение света, и Христос, сошедши в этот мир, сокрылся прежде всего в своей сестре Премудрости, и оба радовались друг о друге; и это, утверждают они, представляет жениха и невесту. Иисус же, так как был рожден чрез действие Божие от девы, был мудрее, чище и праведнее всех людей; Христос, соединенный с Премудростью, сошел в него и таким образом произошел Иисус Христос.

13. Многие из Его учеников. по словам их, не знали о сошествии в Него Христа; когда же Христос сошел в Иисуса, Он начал творить чудеса, исцелять, проповедовать неведомого Отца и явно выдавать Себя за Сына Первого Человека. На это разгневались силы и Отец Иисуса и постарались умертвить Его; и когда дошло до этого, Христос вместе с Премудростью удалился в состояние нетленного эона; Иисус же был распят. Впрочем Христос не забыл Своего Иисуса, но свыше послал в него силу, воскресившую его в теле, которое они называют душевным и духовным телом, потому что мировые стихии он оставил в мире. Ученики же Его, увидав, что Он воскрес, не узнали Его, ни даже самого Иисуса, чрез которого Он воскрес из мертвых. И между Его учениками, говорят они, было то величайшее заблуждение, что они думали, будто Он воскрес с мировым телом, так как они не знали, «что плоть и кровь царствия Божия не получат» (1Кор. 15:50).

14. Нисшествие и восшествие Христа они хотят доказать тем, что Его ученики не упоминают, чтобы Иисус сделал что-либо высокое перед крещением или после воскресения из мертвых, – не зная, что Иисус был соединен с Христом и нетленный эон с Седмерицею, и называют Его мировое тело телом животных. По воскресении Он пребывал здесь осьмнадцать месяцев, и так как на Него свыше сошло знание, то Он учил тому, что было ясно, и немногих из Своих учеников, которых знал за способных к таким тайнам, наставлял в них и таким образом был взят Он на небо; между тем как Христос сидит одесную Отца Иалдаваофа, чтобы души тех, которые познали их, по отложении мирового тела воспринять в Себя и обогатить Самого Себя, без ведома Своего Отца, так что по той мере, как Иисус обогащается , святыми душами, Отец Его терпел бы ущерб и умалялся, лишаясь Своей силы чрез эти души. Ибо Он не будет иметь более святых душ, чтобы опять посылать их в мир, кроме тех только, которые от Его сущности, т. е. из вдыхания. Потом наступит конец всего, когда все орошение духа света соберется вместе и возвратится в нетленный эон.

15. Таковы мнения тех, которыми было порождено от школы Валентина многоголовое чудовище, подобное Лернейской гидре. Ибо некоторые говорят, что сама Премудрость сделалась змием; поэтому, она противостала Творцу Адама и принесла знание людям; и поэтому, также змий назван хитрейшим всех. Кроме того, по причине положения наших кишков, чрез которые проходит пища, и по самой фигуре, какую они имеют, наше внутреннее устроение в образе змия представляет нашу сокровенную родительницу.
Показать спойлер




https://azbyka.ru/otechnik/Irinej_Lionskij/protiv-eresej/1_29
Anioto
В списке первой книги Иринея Лионского, не менее интересна в описании (Глава XXXI), так называемое, альтернативное учение каинитов, которые проповедовали Евангелие Иуды:

1. Другие опять говорят, что Каин происходит от высшей силы, и Исава, Корее, Содомлян и всех таковых же признают своими родственниками, и поэтому они были гонимы Творцам, но ни один из них не потерпел вреда, ибо Премудрость взяла от них назад к себе самой свою собственность. И это, учат они, хорошо знал предатель Иуда, и так как он только знал истину, то и совершил тайну предания, и чрез него, говорят они, разрешено все земное и небесное. Они также выдают вымышленную историю такого рода, называя Евангелием Иуды.

2. Я также собрал их сочинения, в которых они внушают разрушить дела Истеры (υστερα); Истерою же называют Творца неба и земли; и так же, как Карпократ, говорят, что люди не могут спастись, если не пройдут чрез все роды дел. И при всяком грехе и постыдном поступке присутствует ангел, и действующий осмеливается приписывать свою дерзость и нечистоту ангелу, и каково бы ни было действие, совершать во имя ангела и так говорить: «О ангел! я злоупотребляю твое дело; о сила! я совершаю твое действие». И совершенное знание, по их словам, состоит в том, чтобы предаваться безбоязненно таким делам, которые непозволительно и называть.

3. Необходимо было ясно доказать, что последователи Валентина, как видно из самых мнений и правил их, происходят от таких-то матерей, отцов и дедов, и обнаружить их учение; чрез это, быть может некоторые из них, покаявшись и обратившись к Единому Творцу и Богу, Создателю вселенной, получат спасение; другие же не будут более вовлечены в заблуждение их коварным, хотя благовидным уверением, воображая, будто узнают от них более великое и высокое таинство; но хорошо узнав от нас об их ложных мнениях, будут смеяться над их учением, и в тоже время пожалеют тех, которые доселе держась этих жалких и нелепых басней, дошли до такой гордости, что считают себя по причине такого знания, или скорее невежества высшими всех других. Теперь они выставлены, и обнаружение их учения есть победа над ними.

4. Поэтому, старался я представить и обнаружить весь худо сложенный остов этой лисички, ибо немного слов будет нужно, чтобы опровергнуть их учение, когда оно стало всем известно. Подобно тому, как, относительно хищного зверя, скрывающегося в лесу и оттуда нападающего и многих умерщвляющего, тот, кто вырубает и обнажает лес и открывает самого зверя, не усиливается поймать его, видя, что этот зверь – лютый зверь; ибо все могут видеть этого опустошительного зверя, избегать его нападений, стрелять в него со всех сторон, ранить и совсем убить; так и мы, коль скоро обнаружим их сокровенные и втихомолку хранимые таинства, не будем иметь нужды опровергать пространно их учения. Поэтому, остается теперь тебе и присным твоим ознакомиться с тем. что было выше изложено, опровергать их нечестивые и нелепые мнения и предлагать согласные с истиною догматы. При таком положении дела, согласно своему обещанию, я по силам моим предложу опровержение их, возражая против всех в следующей книге – ибо даже изложение их, как видишь, далеко заводит, – а также дам средства для их опровержения, нападая на все их мнения по порядку изложения, так что не только выставлю на вид лютого зверя, но и нанесу ему раны со всех сторон.

https://azbyka.ru/otechnik/Irinej_Lionskij/protiv-eresej/1_29
И, так вспомним Евангелие от Матфея, главу 7:

15Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные.

НОВЫЙ ЗАВЕТ. От Матфея, ГЛАВА 7.
Pravsib
Гностик - христианин как летописец никого не обманывал.
Как утверждает Гиббон, английский историк, автор «Истории упадка и разрушения Римской империи» (1776—1788): "эти гностики, вдохновители первоначального христианства, были наиболее культурными, наиболее образованными и наиболее зажиточными из всей массы христиан. Так что буквальное восприятие собственных текстов не грозило ни им самим, ни их смиренным последователям. Но совершенно иначе дело обстояло с жертвами распространителей выдумок, известных ныне как ортодоксальное и историческое христианство. Их последователи впали в то же заблуждение, что и “несмысленные Галаты”, которых Павел порицает (Гал 3.1"5) за то, что они, "начавши духом", "оканчивают плотию".
То, что Павел был гностиком, совершенно очевидно для всех, кроме догматиков и теологов. Не менее очевидно и то, что подлинные учения Иисуса, могли быть заимствованы [составителями евангелий] только из учений гностиков; против этого отождествления христианства с гностицизмом с самого начала выступали фальсификаторы, которые стремились низвести Дух в материю, принизив тем самым благородную философию изначальной Мудрости. Как сообщает Евсевий, только один Василид (ок. 125 г.) (по определению Климента Александрийского, оставил 24 тома своих “Толкований Евангелия”, но все они были сожжены по приказу церкви.
И поскольку эти “Толкования” были написаны в ту пору, когда Евангелия в их нынешнем виде еще не существовали, это лишний раз доказывает, что Евангелие, которое было передано Василиду апостолом Матфеем и учеником Петра Главкием (Clemens Alexandrinus. Strom. VII.17), в значительной мере отличалось от
нынешнего текста Нового Завета. Таким образом, в результате деятельности нескольких поколений наиболее активных отцов церкви, вроде Иринея Лионского, неустанно трудившихся над уничтожением древних документов и составлением собственных интерполяций для тех из них, которым все же посчастливилось уцелеть, от гностицизма остались только невразумительные и почти неузнаваемые осколки. Однако даже эти крохи будут вечно сиять, подобно чистому золоту.
Поскольку с некоторого времени евангельскую аллегорию о жизни Иисуса Христа стали выдавать за подлинное историческое свидетельство, то будет интересно установить, ктo-же решился построить высоченные стены церковного христианства на столь шатком основании, как миф, растаявший сегодня при свете Кумранского открытия? Есть все основания полагать этим мифотворцем Иринея Лионского, о котором я достаточно писал ранее и коснусь плотно впоследствии. Во всяком случае, благодаря его усилиям мистическая, иносказательная легенда о Христе, преподаваемая гностиками, обрела у догматизаторов характер буквальной истории.
Важно отметить, что только из сообщения одного Иринея время жизни Иисуса и апостолов можно вывести исторически: только Ириней ссылается на очевидца, жившего в I – II вв. н.э., которого он будто бы знал лично и который будто бы сам видел апостолов. Ни один другой исторически установленный автор, кроме Иринея Лионского, не сообщает, что лично был знаком со спутниками Иисуса Христа.
Интересно отметить, что данное «свидетельство» прозвучало у Иринея весьма невнятно, так что вполне
можно допустить, что названный им «ученик Иоанна Богослова» в действительности был только учеником ученика (если вообще – был). Некоторые исследователь предполагают, что Ириней личное знакомство с человеком, видевшим апостолов, выдумал для укрепления своего авторитета, а может быть, как аргумент в споре с гностиками. То есть приукрашивание исторической действительности в данном случае понадобилось ему даже не во имя теологической истины, а в личных целях.
Спустя несколько столетий к текстам стали относиться как к чему-то божественному, продиктованному чуть ли не самим Богом. Ранее такого трепетного отношения к текстам не существовало. Например, кумраниты с точки зрения современной библеистики занимались чудовищным препарированием ветхозаветных текстов. Подделки и переделки классических текстов (Гомера и пр.) в I в. до н.э. – II в. н.э. были столь распространенным явлением, что в Александрии даже сформировалась целая, можно сказать, научно-текстологическая школа
по выявлению подделок и восстановлению первоначальных оригиналов. Цельс приблизительно в 150 г. возмущался тем, что, стремясь доказать, что Иисус – Бог, христиане по нескольку раз переделывают свои евангелия. Цельс и прочие антицерковные писатели не оспаривали факта существования сына Марии как исторической личности.
Христиане-гностики особо подчеркивали идею Горнего Христа, тогда как иудействующие христиане настаивали на том, что Иисус был человеком. Эллинисты отвергали сам ветхозаветный дух как прямо противоположный Учению Христа. Иудействующие же христиане, напротив, апеллировали к еврейскому происхождению Иисуса (что мы видим и на форуме!) и апостолов, обнаруживали в Ветхом Завете чуть ли
не на каждой странице провозвестие о Спасителе (Христе). Но трансформированный уже ко второму веку
миф сообщал, что Бог родился евреем, жил он в неких городах, в конкретное время и что, не узнав в нем Бога, люди казнили его, как обычного разбойника. Всё это трудно принималось мифологизированным сознанием той эпохи, имевшей устоявшиеся стереотипы об образе традиционного Бога.
Но и это, для новой религии было не самым страшным. Крайне неудобным для основателей массовой церкви было то, что Иисус в его нравственной проповеди в обмен на веру никому ничего не обещал. В христианских Логиях, которые обращались среди первых христиан, Иисус не карал, не угрожал адским пламенем. Иисус, по мнению ранних христиан, проповедовал среди нищих и грешников, учил любить врагов, избегать роскоши, презирать жертвоприношения и для себя ровным счетом ничего не требовал. Он даже отказывался считать себя благим, говоря, что «благ один только Бог». Не требуя для себя ничего, являя пример скромности и самоотвержения, он никому ничего за мзду и не обещал.
Это была вера в торжество нравственности, в духовное личное восхождение.
Я продолжу.
AeliusHadrianus
Ириней Лионский писал, что ученика апостола, Поликарпа Смирнского:
...я видел в моей ранней молодости, – ибо он жил долго и в глубокой старости окончил эту жизнь славнейшим и благороднейшим мученичеством, – он всегда учил тому, что узнал от апостолов, что передает и Церковь, и что одно только истинно… И есть слышавшие от него, что Иоанн, ученик Господа, в Ефесе, пришед
в баню и увидев в ней Керинфа, выбежал из бани не мывшись и сказал: убежим, чтобы не упала баня, потому что в ней враг истины, Керинф. И сам Поликарп при встрече с Маркионом, сказавшим ему: «знаешь ли меня», отвечал: «знаю первенца сатаны»…Есть весьма дельное послание Поликарпа, написанное к филиппийцам, из которого желающие и заботящиеся о своем спасении могут узнать и характер веры его, и проповедь истины.
Против ересей, III.3.4. Вполне возможно, что Поликарп был известной личностью и что учил он подлинному христианству. Но при чем здесь Ириней с его историческими анекдотами? Возможно ли беспредельную истину Откровения, передавать от одного другому? Очевидно, здесь какая-то подмена понятий. Ведь многие учителя христианства (Климент Александрийский, Ориген) говорили о необходимости долгих лет для преодоления ступеней восхождения, так что от ученика требовалось громадное усилие, чтобы приблизиться к свету истины. А тут просто и незамысловато – «передал знание Церкви». Кому, когда, каким образом? Если Ириней и знал Поликарпа, то в лучшем случае, будучи подростком, т.е. постиг от него лишь начальную «азбуку», но не «высшую математику».
Другими словами, апеллирование Иринея к своему «апостольскому ученичеству» не более чем дешевый трюк, рассчитанный на увеличение собственного авторитета. Впрочем, о Поликарпе я уже достаточно говорили ранее, а здесь рассмотрю, что же, по мнению Иринея Лионского, представляло собой подлинное христианство.
Евсевий Памфил приводит цитату якобы из письма Иринея к Флорину, бывшему якобы также учеником Поликарпа, но впоследствии впавшему в «гностические лжеучения»:
Не такое учение предали нам предшествовавшие нам отцы, которые слушали самих апостолов. Я был еще очень молод, когда видел тебя в Малой Азии у Поликарпа. Что было в то время, я помню живее, чем недавно случившееся... Я мог бы теперь указать место, где сидел блаженный Поликарп и беседовал, мог бы
изобразить его походку, образ его жизни и внешний вид, его беседы к народу, его дружеское обращение с Иоанном, как он сам рассказывал, и с прочими самовидцами Господа, – то, как он припоминал слово их и пересказывал, что слышал от них о Господе, Его учении и чудесах... По милости Божией ко мне, я и тогда
еще внимательно слушал Поликарпа и записывал слова его не на доске, но в глубине моего сердца... Итак, могу засвидетельствовать пред Богом, что если бы этот блаженный и апостольский старец услышал что-нибудь подобное твоему заблуждению, то он тотчас заградил бы слух свой и изъявил бы негодование свое обычною поговоркою: «Боже благий! до какого времени Ты допустил меня дожить”
Евсевий. ЦИ.V.20
Как видим, Ириней убежден, что христианская истина проста, общепонятна, единообразна у всех верующих и получена Церковью от апостолов. Прочие, имеющие отличную точку зрения, являются запоздалыми пришельцами в теологии, они новички и не правы. Но неужели вся христианская истина уместилась в сознании юного Иринея, не умевшего, кажется, даже писать?
Церковь Истиной назвала Самого Христа. Тем не менее для конкретного человека, будь он даже папой римским или архиепископом, Истина во всей полноте открыта быть не может. Во времена Иринея Лионского, но в еще большей мере – во времена первых Соборов победившей церкви, клир облек Истину в форму незыблемых догматов. Кто же был хранителем Истины? По мысли Иринея Лионского – начальники церковного сообщества, т.е. епископы. Другими словами, чем выше церковный сан, тем более облеченный саном обладал Истиной. Как пишет Адольф Гарнак, «Ириней и Тертуллиан, под влиянием развившегося преимущественно в Риме внушительным образом епископства, перенесли древнее почитание апостолов, пророков и учителей на епископов и толковали дело так, что (институт епископства сам по себе) гарантировал незыблемость апостольского наследия… У Иринея уже ясно проявляется последнее: сану епископов, основанному на апостольской преемственности, – их совокупности единогласно присуща благодать истины… (Но) Игнатий (Антиохийский) ничего об этом не знает…; также и Климент Александрийский и даже основная запись апостольских конституций об этом умалчивают. Из этого следует, что епископы апостольских церквей не имеют особенного значения (епископы разных церквей, вроде бы, как участники одного сана, между собой
равны). Тем не менее римскому престолу (с точки зрения Рима) присуще особенное значение, потому что это престол апостола, получившего первым апостольские полномочия от Христа, чтобы яснее выразить единство этих полномочий…».
Считается, что послания Климента из Рима стали первым провозглашением принципа власти в христианской Церкви и одновременно первым заявлением о примате Римской церкви над прочими церквами. Как заметил Э. Ренан, «история церковной иерархии является историей тройного отречения: сначала община верных передает все свои полномочия в руки старейшин, или пресвитеров; коллегия пресвитеров резюмируется затем в одном лице – епископе; наконец, епископы латинской церкви признают своим главою одного из своей среды – папу». Но что это было за отречение, которое было столь настойчиво затребовано из Рима во времена Иринея Лионского? Согласно доктрине, проповедуемой Иринеем Лионским, получалось так, что Завет Христа был оставлен не просто людям, но вполне конкретным посредникам.
Утверждается, что Иисус основал Церковь на «апостоле обрезания» Петре (читай, Римскую церковь) и через эту Церковь обещал спасение человека и возвращение его к Богу. Только ли через неё или в том числе и через неё? А если только через неё, то чтo-же такое эта необыкновенная организация, предваряющая вход в рай? Недавно я выкладывал документы - результаты деятельности этой организации в виде законов и мы все увидели, что на рай это похоже не было. Скорее наоборот.
AeliusHadrianus
Из самих Писаний, строго говоря, ответа на эти вопросы непосредственно не следовало.
Представляется уместным сказать, что если Церковь предполагается неотъемлемым и главным условием Спасения (или приуготовления к Спасению), как нас убеждают и на форуме, при том, что епископы – являются материализацией этого условия Спасения, то это и должно называться «отречением» или «вручением» дела совести верующих в руки этих епископов. На них должна лежать ответственность за спасение парафян.
В законодательстве многих стран, и в нашей Конституции, вера в Бога объявлена важнейшим правом человека и справедливо названа свободой совести, т.е. свободой духа. Много ли этой свободы оставила тотальная пастырская регламентация ортодоксии? Традиционно верующий человек во все времена, за редкими исключениями, являл собою печальное зрелище вечно боящегося существа, опасающегося что-нибудь не то сказать, не то сделать, не то подумать.
Вокруг такой рабской зависимости от «авторитета» как снежный ком нарастали самые чудовищные суеверия, суррогаты «праведности». Христос говорил о свободе, о нравственном выборе, о личной ответственности, о необходимости слушать голос своего сердца. В епископальной церкви голос человеческого сердца оказался не нужен, ибо был замещен буквой Священного Писания и постановлениями Соборов. Живой голос Христа в сердце человека объявлен ересью и сатанизмом.
Верующий не может чувствовать и называть себя христианином, не подвергнув свои религиозные переживания и познания контролю церковного исповедания. “Духу” начертаны тесные границы, и ему запрещается действовать, где и когда он захочет. Мало того, каждый обязан – за исключением особенных случаев – не только начинать с отречения от самостоятельности и с послушания церкви, но он никогда не приобретает самостоятельности, он никогда не может стряхнуть эту зависимость от учения, от священника, от культа и от писания. Тому, что мы и поныне называем кафолической ортодоксией, в отличие от евангелического периода христианства, было положено начало уже тогда. Непосредственность религии нарушена, и отдельному человеку очень трудно восстановить ее для себя.
«Для Иисуса и Павла личность является исходным пунктом; церковь Христова может быть только там, но зато и существует везде там, где есть люди, познавшие Бога. Около 300 г., теперь уже не личность, но церковь есть основа; благочестивые люди могут быть лишь там, где существует кафолическая церковь; Бог может быть Отцом лишь тех, матерью которых является церковь.
Знание Бога это связь с Богом. В первоначальном христианстве, как мы видели из предыдущего, быть имеющим связь с Богом, недостаточно знать умом о том, что Бог есть или что Бог носит такое-то имя. Необходимо Бога знать лично. Если не слышать, то хотя бы чувствовать присутствие Бога в своей жизни, чувствовать его касание, его заботу, его помощь, его внимание. Без личного чувствования Бога получается лишь вера в чью-то веру, в веру монахов, в веру святых. Это – они чувствовали Бога, это – они слышали или видели Сына.
Но для остальных это уже не знание Бога, не обожение, а слепая вера в чужую веру!
Ведь и Павел учил, что Христос пребывает в сердце человека. Кто же станет покушаться на волю Христа и заковывать Христа в оковы бесконечных регламентаций? Епископальная церковь. Под ее принуждением, постулировалось, что человек не способен самостоятельно осуществлять нравственный выбор, поэтому его как несмышленое существо, отказав ему в наличии в нем Бога и что он Храм Божий, по ап. Павлу, необходимо понудить прийти в церковь, а затем убедить в делах совести целиком положиться на совесть священника.
Что всегда заканчивается по прошествии времени закабалением ума и насилием над духом.
Ужасы инквизиции и церковные злоупотребления являются наиболее закономерными следствиями этого духовного насилия. Когда человек вверяет свое сердце не Богу, а «папе», то достаточно на месте «папы» оказаться недостойному человеку, и вся толпа, покорно и слепо следующая за этим обладателем «ключей от Рая», оказывается заведенной в самые жуткие топи.
Но спрашивается, когда же началось движение в сторону папизма? Выясняется, что отнюдь не при закате Византии, не в XIII – XIV вв., а задолго до этого, уже во времена Иринея Лионского. Из Первого послания, приписываемого Клименту, епископу Рима, это хорошо видно: "Итак, присоединимся к тем, которым дана от Бога благодать. Облечемся в единомыслие, будем смиренны, воздержны…". Вот и произнесено это слово - единомыслие, это первый раз как я заметил. Далее было предложено уподобиться легионерам Рима, завоевавшим мир: «Итак, братья! будем всеми силами воинствовать под святыми Его повелениями. Представим себе воинствующих под начальством вождей наших; как стройно, как усердно, как покорно исполняют они приказания. Не все эпархи, не все тысяченачальники, или стоначальники, или пятидесятиначальники и так далее, но каждый в своем чине исполняет приказания царя и полководцев.
Ни великие без малых, ни малые без великих не могут существовать. Все они как бы связаны вместе, и это доставляет пользу». Автор этого послания мыслил церковь военной структурой. «Те же, кои делают что"либо вопреки Его воле, наказываются смертию» (XLI). Вот оно! Откуда всё это взял автор послания, особенно по поводу «наказания смертию» – неизвестно.
В Евангелии, в отличие от Ветхого Завета, ничего подобного не говорится, но для этого и нужен Ветхий Завет, что бы черпать в нем основания для всех совершаемых преступлений и оправдания подлогов Христа. Когда же это и подобные послания или их фрагменты о единоначалии были придуманы и записаны? Названные подделки и «фальсификаторство» проявились в Римской церкви во всей силе тогда, когда она взяла курс на монархическое главенство в христианском мире, т.е. к концу II века. Именно в это время и именно в Риме из небытия всплыли «доказательства» будто бы первенствующей роли столичной церкви вместе с легендами об апостольских мужах, а также их «письма», в которых утверждался примат епископов.
Anioto
Параллельно рассмотрим епископа Игнатия Богоносца раннехристианской Антиохийской церкви 1 и 2 века, и его послания, адресованные непосредственно церковным общинам.

Игнатий Богоносец (Игнатий Антиохийский) - муж апостольский, священномученик древней Церкви, ученик Иоанна Богослова, второй епископ Антиохийский после апостола Петра. Жил в первом и вторых веках.
Римский историк и отец церковной истории Евсевий Кесарийский сообщает (Ц. И. 111.22), что Игнатий был вторым епископом Антиохии после апостола Петра и преемником Еводия; Феодорит же утверждает, что он был преемником самого апостола Петра. Некоторые авторы высказывают предположение, что Еводий и Игнатий были одновременно епископами в Антиохии: Еводий был поставлен для иудеев, а Игнатий — для христиан из язычников.

Написал семь посланий церковным общинам, через которых пролегал его путь (Ефеса, Магнезии, Траллии, Филадельфии, Смирны и Рима), а так же одно послание Поликарпу Смирнскому (напомню, что епископ Поликарп Смирнский удалил гностика Маркиона из Смирской епархии, а в Риме в 144 году, христианская церковь на Маркиона наложила анафему).

В правление императора Траяна Игнатий Богоносец был арестован и препровожден в Рим, где ему предстояло принять мученическую смерть за Христа. Следуя под конвоем в столицу, Игнатий Богоносец писал письма епископам и христианским общинам. Эти письма являются как бы завещанием мученика, исповеданием его пламенной веры и пастырским наставлением.

Сохранилось всего 7 подлинных писем: в Эфес, Смирну, Филадельфию, Рим, Магнезию, Траллию и к св. Поликарпу Смирнскому. Послания имеются в трех редакциях: «пространной», «краткой» и «средней». Наиболее аутентичной признается «средняя».

Для библейской науки послания Игнатия Богоносца имеют значение как одно из самых ранних свидетельств о книгах Нового Завета. В них цитируется Евангелие от Матфея (Ефес, 14; Смирн, 6) и приводятся изречения, которые говорят о знакомстве автора с Евангелиями от Луки, от Иоанна и Посланиями ап. Павла. Послания Игнатия Богоносца доказывают, что основные книги Нового Завета уже были общепринятыми на рубеже 1 и 2 веков.
Anioto
Из Троады Святой Игнатий отправил диакона Вурра в Смирну с посланием. Похваливши твердость смирнских христиан в вере в воплощение и страдание Христа, оно обличает тех (докетов), которые отвергали истину рождения, страдания и воскресения Спасителя, и потому не имели правой веры и любви христианской.

Послание к смирянам Игнатия Богоносца ( Антиохийский), состоит из 13 глав, в которых наставляет в христианском учении и предостерегает о том, чтобы избегали гностических заблуждений, и береглись от впадения в ложную прелесть.

Прочитаем текст послания к смирнам без посреднического и искаженного умствования:

Глава 1. Прославляю Бога за веру вашу.

Славлю Иисуса Христа Бога, так умудрившего вас. Ибо я узнал, что вы непоколебимо тверды в вере, как будто пригвождены ко кресту Господа Иисуса Христа и плотью и духом, утверждены в любви кровью Христовою; и преисполнены веры в Господа нашего, который истинно из рода Давидова по плоти, но Сын Божий по воле и силе Божественной, истинно родился от Девы, крестился от Иоанна, чтобы исполнить всякую правду истинно распят был за нас плотью при Понтии Пилате и Ироде четверовластнике (от сего-то плода, то есть, богоблаженнейшего страдания Его и произошли мы), чтобы через воскресение на веки воздвигнуть знамение для святых и верных своих, как между иудеями, так и язычниками, совокупленных в едином теле Церкви Своей.

Глава 2. Христос истинно пострадал во плоти.

Все это Он перетерпел ради нас, чтобы мы спаслись; и пострадал истинно, как истинно и воскресил себя, а не так, как говорят некоторые неверующие, будто Он пострадал призрачно. Сами они призрак, и как умствуют они, так и случится с ними – бестелесными, подобными злым духам.

Глава 3. Христос и по воскресении был во плоти.

Ибо я знаю и верую, что Он и по воскресении Своем был и есть во плоти. И когда он пришел к бывшим с Петром, то сказал им: возьмите, осяжите Меня и посмотрите, что Я не дух бестелесный. Они тотчас прикоснулись к Нему, и уверовали, убедившись Его плотью и духом. Посему-то они и смерть презирали и явились выше смерти. Сверх того, по воскресении, Он ел и пил с ними, как имеющий плоть, хотя духовно был соединен с Отцом.

Глава 4. Берегитесь еретиков. Если бы Христос не пострадал истинно, то и я не страдал бы.

Убеждаю вас в этом, возлюбленные, зная, что вы сами так же думаете. Но я предохраняю вас от зверей в человеческом образе, которых вам не только не должно принимать к себе, но если возможно, и не встречаться с ними, а только молиться за них, -не раскаются они как-нибудь. Это, конечно, не легко для них, но Иисус Христос, истинная жизнь наша, силен в этом. Если же Господь наш совершил это призрачно, то и я ношу узы только призрачно. И для чего же я сам себя предал на смерть, в огнь, на меч, на растерзание зверям? Нет, кто подле меча – подле Бога, кто посреди зверей – посреди Бога; только бы что было во имя Иисуса Христа. Чтобы участвовать в Его страданиях, я терплю все это, а Он укрепляет меня, потому что соделался человеком совершенным.

Глава 5. Опасность заблуждения докетов.

Этого иные не признают в нем и отвергаются Его, или лучше они отвержены им, потому что любят больше смерть, чем истину. Их не убедили ни пророчества, ни закон Моисеев, и даже доселе не убеждают ни евангелие, ни страдания каждого из нас: потому что они и об нас должны думать точно также. Ибо что мне пользы, если кто и хвалит меня, а Господа моего хулит, не исповедуя Его носящим плоть? Кто не исповедует этого, тот совершенно отвергся Его, и сам носит в себе смерть. Впрочем, имен их, как неверных, мне не рассудилось написать. Да и не дай Бог вспоминать их, пока не раскаются они и не признают страдания Христа, которое есть наше воскресение.

Глава 6. Неверующий в кровь Христову будет судим, хотя бы то был ангел. У еретиков нет и добродетелей христианских.

Никто не обольщайся! И существа небесные, и слава ангелов, и власти видимые и невидимые, – и те подлежать суду, если не будут веровать в кровь Христову. «Вмещающий да вместит» (Мф.19:12). Никто не надмевайся высоким местом! Ибо все совершенство – в вере и любви коих нет ничего выше. Посмотрите же на тех, которые иначе учат о пришедшей к нам благодати Иисуса Христа,– как они противны воле Божьей! У них нет попечения о любви, ни о вдовице, ни о сироте, ни о притесняемом, ни об узнике, или освобожденном от уз, ни об алчущем или жаждущем.

Глава 7. Еретики удаляются от евхаристии.

Они удаляются от евхаристии и молитвы, потому что не признают, что евхаристия есть плоть Спасителя нашего Иисуса Христа, которая пострадала за наши грехи, но которую Отец воскресил, по Своей Благости. Таким образом, отметая дар Божий, они умирают в своих прениях. Им надлежало бы держаться в любви, чтобы воскреснуть. Посему надобно удаляться таких людей, и не наедине, ни в собрании не говорить о них, а внимать пророкам, особенно же евангелию, в котором открыта нам страдание Христа и совершенно ясно Его воскресение. Особенно же, бегайте разделений, как начала зол.

Глава 8. Ничего не делайте без епископа.

Все последуйте епископу, как Иисус Христос – Отцу, а пресвитерству, как апостолам. Дьяконов же почитайте как заповедь Божью. Без епископа никто не делай ничего, относящегося до Церкви. Только та евхаристия должна почитаться истинною, которая совершается епископом, или тем, кому он сам предоставит это. Где будет епископ, там должен быть и народ, так же, как где Иисус Христос, там и кафолическая Церковь. Не позволительно без епископа ни крестить, ни совершать вечерю любви; напротив, что одобрит он, то и Богу приятно, чтобы всякое дело было твердо и несомненно.

Глава 9. Почитайте епископа. Вы утешили меня во всем.

Впрочем, похвально образумиться, и пока есть время, обратиться к Богу с покаянием. Прекрасное дело – знать Бога и епископа. Почитающий епископа, почтен Богом; делающий что-нибудь без ведома епископа, служит дьяволу.– Во всем да будет у вас обильная благодать, потому что вы достойны того. Вы во всем утешили меня, и вас да утешит Иисус Христос. И заочно и лично вы оказывали мне любовь. Да воздаст вам Бог, Коего вы приобщаете, если будете терпеть все ради Его!

Глава 10. Вы благосклонно приняли моих спутников: вам будет за это награда.

Хорошо поступили вы, что Филона и Рея Агафопода, которые последовали за мною ради Бога, приняли как дьяконов Христовых. И они благодарят Господа за вас, что вы всячески успокоили их. Ничто не пропадет для вас. За души ваши – дух мой и мои узы, которых вы не погнушались, и не постыдились. Не постыдится и вас совершенная вера.

Глава 11. Отправьте посла к антиохийским христианам по случаю восстановления мира.

Молитва ваша сбылась над Церковью антиохийскою в Сирии: ведомый оттуда в боголепнейших узах, я приветствую всех, хотя я и недостоин быть ее членом, как последний из них; а если волей Божьей удостоен этого то не по моему сознанию, а по благодати Божьей, которой желаю сподопиться по всей полноте, чтобы, при молитве вашей, придти мне к Богу.– Но чтобы дело ваше было совершенно и на земле и на небе, Церкви вашей надлежит, в славу Божью, избрать мужа боголепнейшего и отправить, чтобы, прибывшего в Сирию, поздравить их с той радостью, что у них водворился мир, возвратилось их величие, и восстановилось их малое тело. Мне показалось приличным послать туда кого-нибудь из ваших с письмом, чтобы он принял участие в прославлении Бога за наставшую для них по Его воле тишину и за то, что, по молитве вашей, они достигли мирной пристани. Как совершенные, совершенное и помышляйте. Ибо только бы вы желали делать доброе, а Бог готов даровать это.

Глава 12. Приветствия.

Приветствует вас любовь братьев в Троаде, откуда и пишу вам чрез Вурра, которого вы, вместе с ефесскими братьями вашими, послали со мною, и который во всем успокоил меня. О, если бы все подражали ему, так как это – истинно образец служения Богу. Благодать воздаст ему за все. Приветствую богодостойного епископа вашего и благолепнейшее пресвитерство и сотрудников моих дьяконов, и всех, каждого порознь и вместе, именем Иисуса Христа, Его плотью и кровью, страданием и воскресением, как телесным так и духовным, единением между Богом и вами. Благодать вам, милость, мир и терпение да будет всегда.

Глава 13. Приветствия.

Приветствую дома братьев моих с их женами и детьми, и девственниц, именуемых вдовицами. Укрепляйтесь силою Духа. Приветствует вас находящийся при мне Филон. Приветствую дом Тавии, которой желаю утверждаться в вере и любви, по плоти и по духу. Приветствую Алкия – вожделенное для меня имя, также несравненного Дафна, Евтекна и всех поименно. Укрепляйтесь благодатью Божьей.

Полный текст послания к Смирне Игнатия Богоносца:

https://azbyka.ru/otechnik/Ignatij_Antiohijskij/poslanie-k-smirnjanam/
Справка:

Форма докетизма была свойственна гностическим учениям Саторнила, Кердона и Маркиона. Основными источниками сведений о них служат ересиологические сочинения Тертуллиана, Иринея Лионского, Ипполита Римского, Епифания Кипрского и др.

Докетизм
AeliusHadrianus
Как я уже не раз упоминал ранее, секта, выросшая в эпоху Антонина Пия и Марка Аврелия в общеимперский союз церквей, некоторое время сохраняла, с точки зрения римлян, привозный, чужестранный характер, но уже весьма рано ее руководящие круги начали проявлять тенденцию к завоеванию высших классов и даже придворных сфер (христианка Марция, близкая к римскому епископу Каллисту, — любовница императора Коммода, 180—192). Организация римской церкви с общеимперской тенденцией и составление канона имели самые губительные последствия для демократического направления раннего христианства: на практике господствующая церковь преследовала все попытки применения первоначальных революционно - демократических принципов, налагая на них клеймо еретического заблуждения; ревнители догмы старались истребить все документальные следы первоначального христианства от Христа.
Эти усилия организаторов общеимперской церкви увенчались полным успехом.
Официальная версия, выработанная во второй половине II в., водворилась на 18 столетий до нашего времени в качестве единственной традиции. Отсюда идет та фальшивая история христианства, где умалчивается о самых важных явлениях, где факты реальной действительности или закрыты легендой и мифом, или извращены до неузнаваемости. В то время как Христианские писатели II в., скрытые под анонимами и псевдонимами составители евангелий и посланий, Маркион и Юстин — не только современники Антонина Пия и Марка Аврелия, Плутарха и Апулея, но и в известной степени единомышленники этих философски и религиозно настроенных «язычников», поскольку те и другие принадлежат к своеобразному «веку просвещения», последнему цвету античной культуры.
Впервые исторический вопрос о возникновении и развитии христианства был поставлен реформаторами XVI в. — Эразмом Ротердамским и его учениками, Лютером, Меланхтоном, Кальвином. Они считали себя самих реставраторами первоначального «чистого христианства», исходя от представления о том, что церковь соблюдала заветы божественного учителя в течение первых трех веков. Постепенно протестантская критика становилась все смелее, восходила выше и выше вглубь времен; все более и более суживались под ее натиском хронологические рамки периода «чистого», не осложненного «языческими» примесями, христианства. Критика последующего за реформацией рационалистического века в лице деистов (в Англии — в начале XVIII в., в Германии — в первой половине XIX в.) ограничила период первоначального христианства одним 1 веком, эпохой проповеди самого Христа и его учеников; уже отцы церкви II и III вв. представлялись деистам схоластиками, виновниками нагромождения из лишних и неправильных толкований. Но в то же самое время деизм, исходивший из рационалистических принципов, отрицавший начисто все чудесное, устранил догмат божественности Иисуса Христа.
Задача возвращения к идеальному, чистому зерну учения пережила веру в основные догматы христианства. Каким образом учение галилейского пророка стало предметом широкой пропаганды? Каким образом он сам сделался предметом культа, возвысился на степень божества? Откуда появилась вера в воскресение из мертвых? Ведь от самого Иисуса не осталось ни единой строчки; при жизни он обращался к простецам, необразованным рыбакам и ремесленникам, которые в свою очередь не были способны что - либо записать. Очень скоро, через 5 — 6 лет, руководящая роль в распространении христианской религии переходит от апостолов, избранных самим Иисусом, к личности новой, также внезапно появляющейся из тумана времен, апостолу Павлу, человеку, который совершенно чужд палестинскому иудейству, представителю иудейской диаспоры, которая находилась в свою очередь под сильным влиянием эллинистической культуры.
Согласно традиции, ап. Павел — главный, если не единственный, посредник между безвестно погибшим Иисусом и последующей христианской церковью. Что же сообщал он своим ученикам и почитателям? Нельзя не поразиться, что в «Посланиях» об Иисусе, его странствованиях и встречах, его притчах, беседах и проповедях не упоминается ни единым словом.
Послания говорят вообще не о земном деятеле, речи которого еще недавно звучали, жгли сердца людей, а о божестве, принесшем себя в жертву за грешное человечество. В «Посланиях» приводится не учение, проповеданное Христом, а учение о Христе, о значении его искупительной жертвы, излагаемое самим автором «Посланий».
Единственным фактом, относящимся к земному пребыванию Христа, в «Посланиях» может показаться его смерть н а кресте, но и об этом событии говорится в таких выражениях, как будто это — космическое явление, безразличное в смысле географического места и исторического времени происшествия.
AeliusHadrianus
Возможно, местами повторюсь, но как объяснить это несоответствие евангельского изображения жизни Иисуса с отвлеченным образом божественного Христа в «Посланиях», если принимать апостолов Петра и Павла за исторические лица? Почему спутники и ученики Иисуса ничего не передали Павлу о его земном странствовании? Вместо рассказа о живом общении с простым народом («блаженны нищие духом», «придите ко мне, все труждающиеся и обремененные») мы находим у того апостола, который обращается к язычникам, абстрактную проповедь о небожителе, имеющем в скором времени прийти во славе, причем его недавнее действительное появление на земле совершенно игнорируется. Как мог совершиться такой переворот в умах в столь короткий срок?
Нельзя отстранить и другое недоумение. Если ап. Павел ничего не знал и не хотел знать о палестинских событиях, о притчах и поучениях, которыми очаровывал народные массы Иисус, о его спорах с иудейскими учеными, о совершавшихся им исцелениях, то спрашивается, каким образом сохранилась традиция обо всем этом, кто передал предания о речах и беседах составителям евангелий, возникших, как это должны признать все теологи, вне всякой связи с деятельностью ап. Павла?
Если принять рассказ «Деяний апостолов» за передачу подлинных исторических фактов и отожествить изображенного там Савла - Павла с автором «Посланий», то придется допустить, что деятельность этого пропагандиста христианского учения прошла в таком же поспешном темпе, так же молниеносно, как разыгралась судьба Иисуса. В короткие дни, иногда как будто часы своего пребывания в разных городах и деревнях он успевает разгромить местные языческие культы, объявить всюду благую весть о спасителе, основать «общины святых», которые становятся продолжателями его просветительного дела, создать целую иерархию духовных чинов; с этими своими учениками он потом находится в оживленной переписке. Но если все это верно, если ап. Павел в течение 15 — 20 лет положил основы христианской церкви, то после такого внезапного блестящего подъема непонятно катастрофическое падение христианства, исчезновение всех следов деятельности первых апостолов почти на целое столетие. Почему так-таки не слышно ни одного голоса из общин, основанных ап. Павлом? И затем, что сталось с документами раннего христианства, куда девались «Послания», где и как сохранялась в это время евангельская традиция?
В самом деле, около 150 г. выступает в Риме Юстин с обличениями язычников в невежестве, незнании религиозной истины, а иудеев - в злостном искажении и сокрытии ее. Каковы его авторитеты? Перед Юстином довольно значительная литература, он упоминает о сочинениях, как ортодоксальных, так и еретических, излагающих христианское учение, но он не имеет никакого понятия о грандиозной деятельности ап. Павла, не слыхал даже имен и такого апостола. Опять нельзя не спросить, где же скрывались эти сочинения в течение более чем ста лет (60—170 гг. н. э.)?
И не есть ли это отсутствие всяких сведений о них доказательство их позднего происхождения, возникновения их в самом II веке? Очень близко к такому заключению подводит нас знаменитейший из представителей рационалистической протестантской теологии, Адольф Гарнак, в замечательной работе, написанной им под конец жизни (Маркион. Евангелие о чуждом Боге, 1921 г., я выкладывал ее на форуме?) Маркион был уроженцем понтийского Синопа, его деятельность на родине в Малой Азии относится к 30 годам II в., в Риме он действует в 139—155 гг. Гарнак, лучший знаток христианской литературы и великий мастер критического анализа, не зря возвеличивает Маркиона, признавая его крупнейшим предшественником христианской церкви, инициатором идеи составления канона священных писаний Нового завета. В особую заслугу Маркиону Гарнак ставит восстановление имени и учения ап. Павла, который был забыт в христианских кругах; при помощи могучего таланта апостола Павла Маркион, возбудил заснувшую жизнь христианских общин середины II в., вывел их из оцепенения, можно сказать, спас христианство, готовое поникнуть и разложиться.
И посмотрите, как до сих пор, даже на форуме, пытаются дискредитировать этого великого христианского учителя, создавшего первый христианский Канон, вернувший ап. Павла в христианское учение и церкви которого известны до 10-го века по сирийским источникам, но не удастся! Маркион своим оригинальным
учением, своей горячей, настойчивой проповедью вызвал возражения противников, заставил их сплотиться для борьбы с ним, но именно в этой борьбе церковь сама закалилась, сложилась в сильную организацию, причем
у того же Маркиона она заимствовала его принципы, идеи, а так-же его средства пропаганды и документы (его Евангелие и Апостоликон, из которых путем включение туда иудаизирующих вставок, были получены как Евангелие от Луки, так и послания Павла уже в современном, искаженном виде), в том числе драгоценный текст «Посланий» ап. Павла.
Не будь Маркиона, «Послания» ап. Павла погибли бы для потомства - вот заключение Гарнака.
AeliusHadrianus
Признавая, что церковь потом получила в свои руки «Послания» исключительно через посредство маркионовой школы, он не задает вопроса о том, каким образом «Послания» ап. Павла очутились в распоряжении Маркиона. Казалось бы, полная неизвестность более раннего существования «Посланий» должна была навести на мысль, что письма ап. Павла зародились в какой-то среде, близкой по духу, по складу идей к мировоззрению Маркиона, и даже недалеко от него по времени своего происхождения.
Гарнак только подводит нас к такому заключению, но сам его не делает. Он не решается отринуть историчность ап. Павла, принадлежность апостола к 40-м и 50-м годам I в. Это опрокинуло бы все построение его истории христианской догмы, которое составляло главную работу его жизни.
Тогда же, германский историк культуры М. Фридлендер, германский нео-христианский философ Артур Древс считают, что главной лабораторией, где вырабатывалась религиозная философия христианства, были круги иудейского и греческого гностицизма, который дал таких выдающихся мыслителей, как Филон в I в., христианский отцов и учителей - отринутых и оболганных победившей церковью, как Василид, Валентин, Маркион во II в. По мнению этих исследователей, на гностицизм надо смотреть не как на отклонение от более раннего чистого христианства, а как на настоящую колыбель христианского учения, где формировалось представление о боге или сыне божием, нисходящем с небес для спасения рода человеческого.
История сохранила отрывочные свидетельства о том, что все следы исторического Иисуса были запутаны и попросту уничтожены. Но потом опять, уже в целях создания имперского Мифа было внедрена идея божественного посредника, спасителя мира, заступника перед богом за людей, понятная античному миру. Идея бога-страдальца, которая очень древнего происхождения и охватывает весь земной шар. Но, для того чтобы стать христианской, эта идея должна была фиксироваться в пространстве и времени и стать вновь исторической. Христианство в том виде, как оно выступило во II в., начинается с историизации Христа, с признания его исторической личностью, с фиксации географической и хронологической даты его появления: в Палестине, в правление Тиберия, во время прокуратуры Понтия Пилата.
Не даром эти даты поставлены были потом в символ веры! Подумайте над этим!
Показать спойлер
Поздняя историзация мифа о Христе стала основой христианства. Бруно Бауэр первый оказал большое внимание вопросу о литературных заимствованиях, произведенных авторами евангелий и посланий, показал, как широко пользовались они сочинениями греческих и римских писателей. Некоторые из его наблюдений прямо поразительны. Так например, слова Христа в обращении к хлопотливой Марфе и в пользу безмолвно внимающей учителю Марии - буквальное повторение выражения Сенеки. Или еще, слова апостола Петра перед судом иерусалимской иерархии - заимствование из Платоновой «Апологии Сократа». Очень интересно замечание Бр. Бауэра о том, что способ исцеления слепых, применяемый Иисусом, согласно рассказу Маркова евангелия, вполне совпадает с приемами чудотворных действий Веспасиана во время его пребывания на Востоке. Далее важно указание Бауэра на то, что выражение ζφηηρ ηης οκοσμένης (спаситель мира) есть изобретение Нерона, который под этим титулом фигурирует на монетах.
Это лишь немногие примеры из многочисленных сличений, сделанных Бауером. Общее заключение, к которому приходит Бр. Бауэр, состоит в том, что евангелия и послания не имеют ничего общего с Палестиной, что они возникли в греко-римской среде, что авторами их были лица, вращавшиеся в литературных кругах Рима и Александрии.
Критический анализ новозаветных книг с точки зрения исторической достоверности заключенного в них материала показывает, что они не могут дать никаких подлинных известий о религиозном движении I в.
Мы вправе заключить, что в I в, не было налицо тех учений, которые впоследствии составляли сущность христианства; в Палестине во всяком случае не происходило подготовки последующей организации христианской церкви. Исторический фон в евангелиях и деяниях - обманчивое видение: это конструкции авторов, живших во II в. К этой мысли, конечно, очень трудно привыкнуть, трудно освободиться от наваждения традиционной истории. Что же мы поставим на место условной палестинской истории христианства? Где мы будем искать корней христианства? И как мы объясним происхождение самой фикции о палестинском возникновении христианства? Надо отказаться от истории современности евангельского Иисуса. Критический анализ новозаветных книг с точки зрения исторической достоверности заключенного в них материала показывает, что они не могут дать никаких подлинных известий о религиозном движении I в.
Американский исследователь Уильям Бенжамен Смит, пуританин, профессор математики и в то же самое время тонкий, остроумный, критически мыслящий теолог, заметил прежде всего то противоречие, которое у автора «Деяний» постоянно обнаруживается между общей тенденцией и приводимыми им отдельными фактами.
Составителю «Деяний апостолов» хочется показать, что пропаганда христианства шла из одного центра - Иерусалима, а между тем у него все время появляются данные, указывающие на то, что эта пропаганда исходила из нескольких фокусов. Апостолы и проповедники Филипп, Павел, Варнава, куда ни придут - в Самарию, на о. Кипр, в Эфес, - везде встречают или сочувствующих, которые знают уже о господе Иисусе Христе, или соперников, которые излагают то же самое учение, но в форме, несколько отступающей от апостольской. Среди этих предшественников апостольской проповеди особенно замечателен Аполлос, иудей родом из Александрии, приезжающий в Эфес (его даже сранивают с Апполонием Тианским!). Ему дана превосходная аттестация: он красноречив и очень сведущ в писании, горит одушевлением и рвется к преподаванию и пророчеству; он и учит правильно об Иисусе, но не знает еще всего полного вероучения; его знания в этой области останавливаются на крещении Иоанновом. По счастью, в эфесской синагоге находятся два лица, Акилас и Прискилла, которые знакомы с истинным учением во всей его полноте; они сообщают Аполлосу нужные сведения, и он так быстро усваивает правильную доктрину, что эфесская братия находит возможным командировать его для пропаганды в Ахайю. Замечательно заключение этого эпизода, где Аполлос, вооруженный новыми решительными аргументами, обличает иудеев, доказывая из писания, что Иисус
есть Христос (то же делает и само Евангелие).
Показать спойлер
Смит делает из этого и подобных ему рассказов и выражений очень важные выводы, по его мнению, не что иное, как учение о Иисусе, духовном главе религиозных общин, лице небесном или божественном, учение, которое существовало еще до появления христианской пропаганды (отсюда новый термин, предложенный Смитом, «дохристианский Иисус»). Иисус и Христос - два разных образа и понятия: вера в Иисуса старше веры в Христа; Христос присоединен к первоначальному Иисусу, отожествлен с ним. Общее заключение Смит выражает в следующих словах: «ни одна аргументация, на какой бы высокой философский авторитет она ни опиралась, ни одна конструкция, как бы она ни была продумана и логически обоснована, как бы ни были прекрасны воодушевляющие ее чувства и намерения, раз только это будет попытка вывести христианство из деятельности человека, не выдержит испытания; она неизбежно потерпит поражение». Для Смита, человека верующего, не сходящего с почвы христианства, Иисус есть божество, которое никогда не принимало человеческого образа.
Справедливости ради необходимо отметить, что сами христиане-гностики учили так–же, но, Иисусом был человек, а Предвечным Духом и Сыном Отца – Христос, который сошел при крещении на Иисуса. Иудеи же учили, что Христос есть иудейский Мессия, который должен прийти для восстановления Царства Израилю (которого никогда не было в границах, приписываемых Давиду и Соломону) и ожидают его и поныне.
Pravsib
Ефесские христиане прислали в Смирну, куда прибыл Игнатий, своего епископа Онисима с дьяконом Вурром и другими членами своей церкви для приветствия святого узника.
Поэтому Игнатий в послании к ним пишет о благодарит за оказанную ему любовь, о соблюдении единства Церкви и единение духа, о повиновении епископу и пресвитерам, соблюдении таинства, а также избегать лже-учения и лже-учителей.


В древнем послании епископа Игнатия Богоносца к ефесянам, которое разбито на 21 глав, четко подчеркивается с 3 по 6 главу о единстве Церкви:

Показать спойлер
Глава 3. Игнатий не гордостью, но любовью возбуждается увещевать к единению с епископом.

Не приказываю вам, как что-либо значащий; ибо хотя я и в узах за имя Христово, но еще не совершен в Иисусе Христе; теперь только начинаю учиться, и обращаюсь к вам, как моим соучителям: ибо мне надлежало бы получить от вас укрепление к вере, к вразумлению себя, к терпению и великодушию. Но как любовь не позволяет мне молчать в отношении к вам, то я и решился убеждать вас, чтоб вы сходились с мыслью Божьею. Ибо и Иисус Христос, общая наша жизнь, есть мысль Отца, как и епископы, поставленные по концам земли, находятся в мысли Иисуса Христа.

Глава 4. Подражайте единению пресвитеров с епископом.

Посему и вам надлежит согласоваться с мыслью епископа, что вы и делаете. И ваше знаменитое достойное Бога, пресвитерство так согласно с епископом, как струны в цитре. Оттого вашим единомыслием и согласною любовью прославляется Иисус Христос. Составляйте же из себя вы все до одного хор, чтобы, согласно, настроенные в единомыслии, дружно начавши песнь Богу, вы единогласно пели ее Отцу чрез Иисуса Христа, дабы он услышал вас, и по добрым делам вашим признал вас членами Своего Сына. Итак, полезно вам быть в невозмутимом единении между собою, чтобы всегда быть и в союзе с Богом.

Глава 5. Важность единения церковного.

В самом деле, если я в короткое время возымел такое дружество с вашим епископом, – не человеческое, а духовное, то сколько, думаю, блаженные вы, которые соединены с ним так же, как Церковь с Иисусом Христом, и как Иисус Христос с Отцом, дабы все было согласно чрез единение. Никто да не обольщается! Кто не внутри жертвенника, тот лишает себя хлеба Божьего. Если молитва двоих имеет великую силу, то сколько сильнее молитва епископа и целой Церкви? Поэтому кто не ходит в общее собрание, тот уже возгордился и сам осудил себя; ибо написано: Бог гордым противится. Постараемся же не противиться епископу, чтобы нам быть покорными Богу.

Глава 6. Смотрите на епископа как на Самого Христа.

И чем более кто видит епископа молчащим, тем более должен бояться его. Ибо всякого, кого посылает домовладыка для управления своим домом, нам должно принимать так же, как самого пославшего. Поэтому ясно, что и на епископа должно смотреть, как на самого Господа, Впрочем сам Онисим чрезвычайно хвалит ваше благочинное о Боге поведение, что все вы живете сообразно с истиною, что среди вас нет никакой ереси, но что вы и не слушаете никого, кроме Иисуса Христа, проповедующего истину.
В послании к Ефесянам в 7 - 9 и 16-17 главах предостерегает о лже-учениях, которые в 1 и 2 веке продвигались в среде простых и непросвещенных христианством людей:

Глава 7. Бегите от еретиков. Един есть врач Иисус Христос – Богочеловек.

Некоторые имеют обычай коварно носить имя Христово, между тем делают дела, недостойные Бога. От них вы должны убегать, как от диких зверей; ибо это бешенные псы, исподтишка кусающие. Вам должно остерегаться от них, ибо они страдают неудобоисцелимым недугом. Для них есть только один врач, телесный и духовный, рожденный и нерожденный, Бог во плоти, в смерти истинная жизнь, от Марии и от Бога, сперва подверженный, а потом не подверженный страданию, Господь наш Иисус Христос.

Глава 9. Вы не внимали ложным учителям.

Узнал я, что некоторые пришли оттуда к вам с злым учением. Но вы не позволили рассеевать его между вами, заградивши слух свой, чтобы не принять рассеевамого ими, так как вы истинные камни храма Отчего, уготованные в здание Бога Отца; вы возноситесь на высоту орудием Иисуса Христа, то есть крестом, посредством верви Святого Духа; вера ваша влечет вас на высоту, а любовь служит путем, возводящим к Богу. Потому все вы спутники друг другу. Богоносцы и Храмоносцы, святоносцы, во всем украшенные заповедями Иисуса Христа. Оттого-то я и радуюсь тому, что удостоился письменно беседовать с вами и разделить с вами радость мою, что вы, как свойственно другой жизни, ничего не любите, кроме одного Бога.

Глава 16. Растлевающие веру ложным учением пойдут в огонь вечный.

Не обольщайтесь, братья мои! растлевающие дома Царствия Божьего не наследуют. Но если делающие это в отношении к плоти подвергаются смерти, то не гораздо ли более,– если кто злым учением растлевает веру Божью, за которую Иисус Христос распят? Такой человек, как скверный, пойдет в неугасимый огонь, равно как и тот, кто его слушает.

Глава 17. Остерегайтесь ложных учений еретиков.

Господь для того принял миро на главу Свою, чтобы облагоухать Церковь нетлением. Не намащайтесь же зловонным учением князя века сего; да не уведет вас, как пленников, от надлежащей жизни. Почему мы не все рассудительны, принявши ведение Божье, которое есть Иисус Христос? Зачем мы безрассудно погибаем, не признавая того дара, который истинно Господь послал?
Игнатий Богоносец, наставляет и учит чаще собираться для богослужения, и не отступать от церковных традиций:


Глава 13. Чаще собирайтесь для богослужения.

Итак, старайтесь чаще собираться для евхаристии и славословия Бога. Ибо, если вы часто собираетесь вместе, то низлагаются силы сатаны, и единомыслием вашей веры разрушаются гибельные его дела. Нет ничего лучше мира, ибо им уничтожается всякая брань небесных и земных духов.

Глава 18. Слава креста. Рождение и крещение Христа.

Мой дух – в прах пред крестом, который для неверующих соблазн, а для нас спасение и вечная жизнь. Где мудрец, где совопросник, где хвастовство так называемых разумных? Ибо Бог наш Иисус Христос, по устроению Божьему, зачат был Мариею из семени Давидова, но от Духа Святого. Он родился и крестился для того, чтобы Своим страданием очистить и воду.

Глава 19. Три таинства.

Но от князя века сего сокрыто было девство Марии и Ее деторождение, равно и смерть Господа, три достославные тайны, совершившиеся в безмолвии Божьем. Как же они открылись векам? – Звезда воссияла на небе ярче всех звезд, и свет ее был неизреченный, а новость ее произвела изумление. Все прочие звезды, вместе с солнцем и луною, составили как бы хор около этой звезды, а она разливала свет свой на все. И было смущение, откуда это новое, непохожее на те звезды, явление. С этого времени стала падать всякая магия, и все узы зла разрываться, неведения проходить, и древнее царство распадаться: так как Бог явился по-человечески для обновления вечной жизни, и получало начало то, что было приготовлено у Бога. С этого времени все было в колебании, так как дело шло о разрушении смерти.
Более подробно в ссылке: Послание к Ефесянам

Послание к Ефесянам епископа Игнатия Богоносца, ученика Апостола Иоанна Богослова, подчеркивает ортодоксальность, и всё то, что написано в Библии Нового Завета. Напомню, что Игнатий Богоносец жил в 1 и 2 веке.
Показать спойлер

Прошу всех соблюдать правила форума пункт 9 и размещать длинные цитаты в скрытом виде
Pravsib
Послание к магнезийцам Игнатий Богоносец пишет увещевание, в котором увещевает к церковному порядку и единству, слушать епископа, которого, однако, должно уважать, как видимого представителя Невидимого.

Христиане, жители города Магнезии близ Меандра в Ионии, прислали в Смирну к святому Игнатию своего епископа Дамаса с пресвитерами Вассом и Аполонием и дьяконом Сотионом гл 2.
С гл. 8 по гл.11 увещевает и предостерегает, чтобы христиане не впадали в альтернативные учения.
С гл. 12 краткие увещевания и личные просьбы с приветствием от других церквей.

Вместо описания, давайте, лучше почитаем Игнатия Богоносца:


Показать спойлер
Глава 1. Повод к посланию.

Узнавши благоустроенность вашей благочестивой любви, я с величайшею радостью вознамерился в вере Иисус – Христовой беседовать с вами. Ибо удостоившись боголепнейшего имени, я в самых узах, которая ношу, прославляю Церкви, и молюсь, чтобы в них было единение по плоти и духу во Иисусе Христе, вечной нашей жизни, единение веры и любви, драгоценнее которой нет ничего, особенно же с Иисусом и Отцом: чрез это мы выдержим всякое насилие князя века сего, и, избежавши его, приблизимся к Богу.

Глава 2. Радость о посланных из Магнезии.

Я удостоился видеть вас в лице богодостойного епископа вашего Дамаса, и достойных пресвитеров Васса и Аполлония, и сотрудника моего, дьякона Сотиона, которого я желал бы иметь при себе, потому что он повинуется епископу, как благодати Божией, и пресвитерству, как закону Иисуса Христа.

Глава 3. Почитайте вашего юного епископа.

И вам надобно не пренебрегать возрастом епископа, а, по силе Бога Отца, оказывать ему всякое уважение, как я заметил во святых пресвитерах ваших, что они не смотрят на видимую молодость его, а как богомудрые, повинуются ему, впрочем, не ему, но Отцу Иисуса Христа, епископу всех. Итак в честь Того, Который возжелал его, нам надобно повиноваться без всякого лицемерия; потому что такой обманывает не этого, видимого епископа, но невидимого. Такое дело относится не к плоти, а к Богу, знающего тайное.

Глава 4. Нехорошо некоторые действуют без епископа.

Итак, надобно не только называться, но и быть христианами, тогда как некоторые на словах признают епископа, а делают все без него. Такие, мне кажется, недобросовестны, потому что не вполне по заповеди делают собрания.

Глава 5

Такие люди не имеют признака христиан – любви, и не умервщляют своих страстей. И так как все имеют конец, то одно из двух принадлежит нам, смерть или жизнь, и каждый пойдет в свое место. Ибо есть как бы две монеты, одна Божья, другая мирская, и каждая из них имеет на себе собственный образ, неверующие – образ мира сего, а верующие в любви – образ Бога Отца чрез Иисуса Христа. Если мы чрез Него не готовы добровольно умереть по образу страдания Его, то жизни Его нет в нас.

Глава 6. Храните согласие.

Итак, поелику в вышеупомянутых лицах я узрел все ваше общество в вере и любви, то убеждая вас, старайтесь делать все в единомыслии Божьем, так как епископ председательствует на место Бога, пресвитеры занимают место собора апостолов, и дьяконам, сладчайшим мне, вверено служение Иисуса Христа, Который был прежде век у Отца, и наконец, явился видимо. Поэтому все, вступивши в сожительство с Богом, уважайте друг друга, и никто не взирай по плоти на своего ближнего, но всегда любите друг друга во Иисусе Христе. Да не будет между вами ничего, что могло бы разделить вас; но будьте в единении с епископом и перед сидящими, во образ и учение нетления.

Глава 7. Ничего не делайте без епископа и пресвитеров, будьте единый храм Божий.

Посему, как Господь без Отца, по Своему единению с Ним, ничего не делал ни Сам Собой, ни чрез апостолов, так и вы ничего не делайте без епископа и пресвитеров. Не думайте, чтобы вышло что-либо похвальное у вас, если будете это делать сами по себе; но в общем собрании да будет у вас одна молитва, одно прощение, один ум, одна надежда в любви и в радости непорочной. Един Иисус Христос, и лучше Его нет ничего. Поэтому все вы составляете из себя как бы один храм Божий, как бы один жертвенник, как одного Иисуса Христа, Который изшел от Единого Отца и в Едином пребывает, и к Нему Единому отшел.
Снова прослеживаются неоднократные предостережения, которые волновали ортодоксальную Апостольскую Церковь:

Глава 8. Удаляйтесь от ложных учений иудействующих.

Не обольщайтесь чуждыми учениями, ни старыми бесполезными баснями. Ибо если мы доселе еще живем по закону иудейскому, то чрез это открыто признаемся, что мы не получили благодати. И божественнейшие пророки жили о Христе Иисусе, посему и терпели гонения. Вдохновляемые благодатью Его, они удостоверяли неверующих, что Един есть Бог, явивший себя чрез Иисуса Христа, Сына Своего, Который есть слово Его вечное, происшедшее не из молчания, и Который во всем благоугодил Пославшему Его.

Глава 9. Будем жить со Христом.

Итак, если жившие в древнем порядке дел приближались к новому упованию и уже не субботствовали, но жили жизнью Воскресения, в котором и наша жизнь воссияла чрез Него и чрез смерть Его,– некоторые и отвергают ее, но чрез ее тайну получили мы начало веры, и ради ее терпим, дабы быть учениками Иисуса Христа, единого Учителя нашего, то как можем мы жить без Него когда и пророки, будучи учениками Его по духу, ожидали Его, как учителя своего? Посему-то Он, Которого праведно они ожидали, когда пришел на землю, воскресил их из мертвых.

Глава 10. Не иудействуйте.

Не будем же нечувствительны к Его благости. Ибо если Он будет подражать нам по делам нашим, то мы погибли. Посему, сделавшись Его учениками, научимся жить по-христиански. Ибо кто называется другим, а не этим именем, тот не Божий. Итак, извергните худую закваску, устаревшую и испортившуюся, и изменитесь в новый класс, который есть Иисус Христос. Осолитесь в Нем, дабы кто-нибудь из вас не попортился, и тогда зловоние не обличило бы вас. Нелепо призывать Иисуса Христа, а жить по-иудейски; ибо не в иудейство уверовало христианство, напротив, иудейство в христианство, в котором соединились все языки, уверовавшие в Бога.

Глава 11. Ради предостережения пишу это вам.

Это пишу вам, возлюбленные мои, не потому, чтобы признавать некоторых из вас таковыми, но, как самый меньший из вас, хочу предостеречь, чтобы не впали в сети суетного учения, а вполне были уверены о рождении и страдании и воскресении, бывшем во время игемонства Понтия Пилата, что они истинно и несомненно совершены Иисусом Христом – надеждою вашею, от которой отпасть не дай Бог никому из вас.
Далее Игнатий Богоносец повторяет, как важно единение в вере и Церкви Христовой, и совместной молитве:

Глава 12

Желал бы я вполне насладиться вами, если бы только был достоин. Ибо хотя я и в узах, но не стою ни одного из вас, свободных. Знаю, что вы не кичитесь; ибо Иисуса Христа имеете в себе. Еще более, знаю что когда хвалю вас, вы краснеете, как написано: праведный – обвинитель самого себя.

Глава 13. Утверждайтесь в вере и единении.

Итак, старайтесь утвердиться в учении Господа и апостолов, чтобы во всем, что делаете, благоуспевать плотью и духом, верою и любовью, в Сыне и в Отце и в Духе, в начале и в конце, с достойнейшим епископом вашим из прекрасно – сплетенном венцом пресвитерства вашего и в Боге дьяконами. Повинуйтесь епископу и друг другу, как Иисус Христос повиновался по плоти Отцу, и апостолы Христу, Отцу и Духу, дабы единение было вместе телесное и духовное.

Глава 14. Молитесь за меня и Церковь сирскую.

Зная, что вы исполнены Богом, я кратко беседовал с вами. Поминайте меня в молитвах ваших, чтобы мне достигнуть Бога, и Церковь сирскую – по имени которой я не достоин называться; ибо имею нужду в совокупной вашей в Боге молитве и любви, – чтобы Церковь сирская удостоилась ороситься от вашей Церкви.

Глава 15. Приветствуют вас христиане ефесской и прочих Церквей.

Приветствуют вас ефесяне из Смирны, откуда и пишу вам: они находятся здесь во славу Божию, подобно вам, и успокоили меня во всем с Поликарпом епископом смирнским. И прочие Церкви в честь Иисуса Христа приветствуют вас. Укрепляйтесь в единомыслии с Богом имея неразделенный дух, который есть Иисус Христос.
Показать спойлер

Послание к магнезийцам

К чему привожу послания? Послания 1-2 веков, являются историческим источником, которые ярко подчеркивают то, чего ревностно держалась Церковь первых веков, чем наставляла, увещевала, и что Церковь волновало.